Previous Entry Share Next Entry
Предательство Генералов.ч.1.
Русская Вандея
rus_vandeya
 О причинах предательства Генералами Императора Николая Второго в 1917 году.
 Предательство генералов 
В феврале 1917 г. император Николай II разослал всем командующим фронтами телеграммы с запросом об их мнении о возможности своего отречения от престола. Все они за исключением генерала Гурко, советовали Государю немедленно отречься. Как свидетельствовал очевидец, Николай II никогда не был высокого мнения о своих военачальниках, что само по себе весьма показательно. Поэтому не слишком болезненно воспринял «предательство» генералов Брусилова, Алексеева и Рузского. Но телеграмма от Великого князя Николая Николаевича с тем же советом: «немедленно отречься», стала для него тяжелым ударом.
О том как повлияли отношения Николая II с командующими фронтами на российскую армию в годы Первой мировой войны рассуждает доктор исторических наук президент Научного общества кавказоведов ведущий научный сотрудник Центра проблем развития и модернизации ИМЭМО РАН Александр Крылов.


Великий князь Николай Николаевич Романов (младший) (1856-1929). В должности Главковерха с 20 июля 1914 года по 23 августа 1915 года.
Не секрет, что отношения в императорском доме были весьма сложными. Недоброжелатели Великого князя Николая Николаевича усиленно распространяли слухи о его намерении отстранить царя и стать Николаем III. Дворцовые интриги и военные неудачи на фронтах привели к отставке Верховного Главнокомандующего. Отставка эта имела для России самые печальные последствия. По свидетельству генерала А.А. Брусилова, «Впечатление в войсках от этой замены было самое тяжелое, можно сказать — удручающее. Вся армия, да и вся Россия, безусловно, верила Николаю Николаевичу. Было общеизвестно, что Царь в военных вопросах решительно ничего не понимал и что взятое им на себя звание будет только номинальным».
Но было и противоположное мнение, что только отставка «бездарного» Великого князя смогла предотвратить разгром русской армии уже в 1915 г. В настоящее время это мнение активно распространяется современными почитателями Николая II, стремящимися представить его идеальным государем и великим полководцем.Очевидно, что историки и общество еще не скоро придут к согласию в оценке главных действующих лиц драмы под названием распад Российской империи. Большое значение для понимания событий имеют объективные и нейтральные в эмоциональном и идеологическом плане источники – архивные документы Российской императорской армии. К большому сожалению, по разным причинам доступ к ним до сих пор крайне затруднен. В безбрежном море современного Интернета мне не удалось найти текста полученной Николаем Николаевичем телеграммы от Николая II о своей отставке. Попадались лишь оценки этого документа как внутренне противоречивого и совершенно нелогичного. Как свидетельствует архив 29 Сибирского стрелкового полка, после получения Рескрипта о своей отставке и принятии Николаем II поста Верховного главнокомандующего текст документа был отправлен Великим князем в войска: вначале в штабы фронтов, оттуда они отправлялись в армии, затем в корпуса.
Из штаба корпуса текст отправлялся в полки, в которых посредством полковых приказов доводился до сведения всех офицеров и нижних чинов. Вот текст приказа по 29 Сибирскому стрелковому полку :
28 августа 1915 г. приказ № 184
§ 1. Объявляю копию телеграммы командующего 3 Сибирского армейского корпуса от 26 августа с.г. № 4674. Копия Передаю дословно приказ ВЕРХОВНОГО Главнокомандующего от 26 сего августа № 741:
«ГОСУДАРЮ ИМПЕРАТОРУ благоугодно было сегодня удостоить меня ВСЕМИЛОСТИВЕЙШИМ Рескриптом следующего содержания:
«ВАШЕ ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЫСОЧЕСТВО вслед за открытием военных действий причины обще-государственного характера не дали мне возможности последовать душевному Моему влечению и тогда-же лично стать во главе армии, почему Я возложил ВЕРХОВНОЕ командование всеми сухопутными и морскими силами на ВАШЕ ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЫСОЧЕСТВО. На глазах всей России ВАШИМ ИМПЕРАТОРСКИМ ВЫСОЧЕСТВОМ проявлена новая непоколебимая доблесть, вызвавшая глубокое доверие и молитвенные пожелания Мои и всех русских людей, неизменно сопутствовавших Вашему имени при неизбежных превратностях боевого счастья.
Возложенное на Меня свыше бремя Царского служения родине повелевает Мне ныне, когда враг углубился в пределы Империи, принять на себя ВЕРХОВНОЕ КОМАНДОВАНИЕ действующими войсками и разделить боевую страду Моей армии вместе с нею и отстоять от покушения врага Русскую Землю.
Пути промысла Божьяго неисповедимы, но Мой долг желание Мое укрепляет Меня в этом решении, а соображения пользы государственной усилившиеся вторжением неприятеля с западного фронта ставит превыше всего теснейшее сосредоточение всей военной и всей гражданской власти, а равно объединение боевого командования с направлением деятельности всех частей государственного управления, отвлекая тем внимание от Нашего южного фронта.
Признавая при сложившейся обстановке необходимость МНЕ Вашей помощи и советов по нашему южному фронту, назначая ВАШЕ ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЫСОЧЕСТВО Наместником МОИМ на Кавказе и Главнокомандующим доблестной Кавказской армией. Выражая ВАШЕМУ ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЫСОЧЕСТВУ за все Ваши боевые труды глубокую благодарность МОЮ и Родины, пребываю к Вам неизменно благосклонный. На подлинном собственноручною ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА рукою написано:
«Искренно и сердечно Вас любящий НИКОЛАЙ». Таковой ВСЕМИЛОСТИВЕЙШИЙ Рескрипт Нашего Обожаемого ВЕРХОВНОГО ВОЖДЯ счастлив объявить доблестной армии и флоту. Генерал-адъютант НИКОЛАЙ. Приказ этот прочесть во всех ротах, сотнях, батареях и командах. – 57921/553. ЭВЕРТ. 9300 РОДКЕВИЧ. 4674. Генерал Трофимов.
О том, какие сильные эмоции по отношению к Николаю II испытывал в те дни Великий князь Николай Николаевич наглядно свидетельствует его саркастическая приписка, с которой документ был разослан в войска:
«Таковой ВСЕМИЛОСТИВЕЙШИМ Рескрипт Нашего Обожаемого ВЕРХОВНОГО ВОЖДЯ счастлив объявить доблестной армии и флоту».
Удивительно не то, что в феврале 1917 года он посоветовал царю немедленно отречься, а то, что это стало неожиданностью для Николая II. В более поздних документах содержится информация о приездах Николая II на фронт и проводимых им смотрах войскам. Как свидетельствует Журнал боевых действий 29 Сибирского стрелкового полка, в конце 1915 года его представители принимали участие в одном из таких смотров:
«18 декабря в 12 часов дня рота, назначенная на Царский смотр выступила на м. Молодечно под командованием поручика Яковлева, при младших офицерах подпоручиках Тагунове и Кирикове, и прапорщиках Нардатове и Калинине. Рота была составлена из частей 9 роты и частей 15 роты. 22 декабря в районе станции Красно Государь Император изволил объезжать представлявшиеся войска, удостаивая их милостивыми словами».
Полковые приказы дают представление, как проходили царские смотры войск на фронте. В одном из них приведена копия приказа по 3 Сибирскому армейского корпуса от 12 января 1916 г. , № 11:
«При сем объявляю слова, сказанные ГОСУДАРЕМ ИМПЕРАТОРОМ частям Сибирского армейского корпуса на ВЫСОЧАЙШЕМ смотру 10 армии 22 декабря 1915 г. у госп. Двора Мясота. При объезде фронта, подъехав к 3 Сибирскому армейскому корпусу ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР соизволил сказать: «Здорово, стрелки».
При прохождении церемониальным маршем, батальоны от 7-ой и 8-ой Сибирских стрелковых дивизий удостоились высочайшей ПОХВАЛЫ государя императора: «Славно стрелки».
При объезде ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА в середине корпусов, подъезжая к 3 Сибирскому армейскому корпусу, ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР соизволил спросить: «Это 7-я и 8-я Сибирские дивизии» (вопросительный знак в тексте документа отсутствует – АК).
Обращаясь к офицерам соизволил сказать: «Вас г.г. офицеры, благодарю за верную и честную службу».
Обращаясь к стрелкам соизволил сказать: «И Вам сердечное спасибо за честную и верную службу родине и МНЕ. Желаю Вам здоровья и … для полной победы над упорным врагом. Передайте МОЙ сердечный привет и благодарность своим товарищам, оставшимся на позициях. Еще раз спасибо стрелки».
Затем ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР соизволил приказать: «Поднимите левую руку тот кто был ранен или контужен».
Осмотрев внимательно количество раненых ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР соизволил сказать: «Больше половины» и добавил: «Спасибо Вам за верную службу».
ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР, во время беседы с г.г. офицерами и нижними чинами при вторичном обходе обратил внимание на старшего унтер-офицера команды конных разведчиков 28-го Сибирского стрелкового полка Никифора Казакова, стоящего впереди роты и подозвал его к себе. Обратив внимание на знаки отличия, ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР спросил старшего унтер-офицера Казакова: «Все ли ты получил в эту войну и был ли ранен».
Старший унтер-офицер Казаков ответил, что часть награды получил он в Русско-Японскую войну, что ранен не был, но был контужен. Поблагодарив старшего унтер-офицера Казакова за верную службу, ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР, выехав на середину фронта соизволил сказать: «Счастлив видеть представителей от частей армии. Надеюсь, что и оставшиеся такие же молодцы, как представившиеся МНЕ.
Подписал: Вр. Командующий Корпусом, Генерал-лейтенант РЕДЬКО ВЫСОЧАЙШИМ приказом 25 декабря 1915 г.
ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР объявляет ВЫСОЧАЙШЕЕ благоволение за отличия в делах против неприятеля командиру 29-го Сибирского стрелкового полка полковнику Басову.
Как свидетельствуют полковые документы, командование было весьма разочаровано отношением войск к царским смотрам и отсутствием к ним интереса у нижних чинов. Наряду с этим один из полковых приказов наглядно демонстрируются и другие причины генеральского недовольства ситуацией в полках:
3 января 1916 г., приказ № 3
31 декабря полк посетил Его Превосходительство – Вр. Командующий 3 Сибирским армейским корпусом Генерал-Лейтенант Редько, причем при обходе полка как на крупные дефекты в жизни полка им было обращено внимание:
1. На полную, почти явную, возможность раздачи пищи местным жителям из ротных походных кухонь кашеварами. Факт, что дети с посудиной всех видов и размеров спешат в направлении кухонь – говорит за многое. Злоупотребления у кухонь будут учитываться как преступления по службе всех причастных по приготовлении и раздаче пищи лиц.
2. Стрелки не умеют и даже не знают кому как отдается честь. Не знают командира полка и как отдать ему честь – это стыдно, не достойно звания Сибирского стрелка не знать своего прямого начальства с низшего и до высшего при постоянном почти с ними общении на театре военных действий – позорно. Кто не понимает добровольно – вдолбить в голову.
3. Дежурство по кухням это почти преступный должностной элемент в ротах: то, или артельщик, или каптенармус – контролеры самих себя или полный невежа-стрелок. Не знание дежурным по кухне что именно и сколько положено в котел – это открытый путь ко всевозможным злоупотреблениям в смысле питания нижних чинов. Г.г. батальонным командирам свезти кухни побатальонно и наладить дело имея при каждой кухне продуктовый лист.
4. Котлы с кашей покрываются походными полотнищами, тогда как и дешевле и сердитее было бы завести соломенные маты.
5. Несмотря на сравнительно теплую погоду, дневальные у колодцев в селении были одеты далеко не щеголевато, скорее неряшливо, закутаны в башлыки, а некоторые с поднятыми воротниками и торчащими из за них грязными шарфами. Строго запрещаю кутаться в такую погоду.
6. Неумелое отдание чести, не знание во время отдать ее, полное непонимание команды «смирно» указывает на отсутствие солдатской «муштры». Ведь ни для кого не секрет, что большинство унтер-офицеров не на месте, это двадцатники.
7. На вопрос Его Превосходительства: «полагается ли что Вильгельму 2-му», нашлись стрелки, что ответили «да». Какой почет врагу, из за которого столько пролито неповинной Русской крови, столько осталось сирот, вдов, из за которого разорены целые области и губернии, из за которого вся Матушка-Русь переживает такие тяжелые раны, нанесенные Ей коварным и подлым врагом, и такому человеку, стоящему во главе этой подлой нации – стрелок славного 29 Сибирского стрелкового полка станет «во фронт». Вечный позор падет на голову такому стрелку: это не славный стрелок, а изменник.
8. Не знали, за что дается Георгиевский крест. Это стыдно всем нам: мне кажется, враг и крест дополняют друг друга. Стрелок, не знающий за что он может получить крест, вещественное, осязаемое доказательство, что он есть истинный сын своей дорогой родины и своего прирожденного Царя-Батюшки, способен воевать «за спиной другого».
9. Некоторые походные кухни неисправны. Приказано исправить пока не поздно.
10. Нижних чинов, которым сделана прививка держать целый день в помещениях и заниматься этой, уже отжившей свое время «словесностью» — запрещено. От спертого воздуха, насыщенного всевозможными испарениями до состояния «повесь топор» люди, занимающиеся «словесностью» не умнеют, а тупеют. Необходимо время от времени выводить для освежения помещения и проветривания людей.
11.Направляясь в одно из помещений, занимаемых нижними чинами, Его Превосходительство заметил у дверей одного стрелка, который увидя начальство постыдно спрятался в помещение. На вопрос, кто стоял «сейчас» у дверей «бежал в помещение», ответа получено не было. Грустно, больно за русского человека, за русского солдата, он боится правды, он боится святой истины, он боится назвать свое имя и фамилию. Разве она (фамилия) порочная, как у арестанта и имеет только №. Забыто, не привито, что даже «повинную голову меч не сечет».
12. Один из дневальных, при осмотре его Командующим корпусом заявил, что у него шаровары износились. Факт не подтвердился, но зато какой это был показатель. Затрудняюсь даже сказать что именно: есть ли это простое невежество, свойственное животному; есть ли это стремление к щегольству; есть ли это бессознательное залезание к самому себе в карман, все здесь может быть кроме должного сознания и долга (? неразборчиво) перед присягой «переносить голод, холод и все нужды» и представления, что «казна» это показатель народного благосостояния: богат народ богата казна и наоборот. Стремление таких нижних чинов имея порядочную годную к носке вещь, «выудить» себе новую и через несколько дней, благодаря своему невежеству, обратить ее в тряпку – лично я считаю изменою Родине, ее обкрадыванию.
13. Факт горький и грустный, факт, что нижние чины, к которым Его Превосходительство обращался с вопросами, что им известно о смотровой роте, бывшей на Царском Смотру, о тех Милостивых словах, которые ЕГО ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЕЛИЧЕСТВО изволил высказать на смотру, обращаясь к Сибирским стрелкам – не знали – переполнил чашу огорчений, которые Командир корпуса вынес из полка.
Великий князь Николай Николаевич
Великого князя Николая Николаевича никак нельзя назвать выдающимся русским полководцем, его сравнения со Суворовым и Кутузовым были явным преувеличением журналистов и придворных льстецов. Но нет сомнений, что он имел высокий авторитет и популярность в армии.
Не исключено, что, оставаясь на посту Верховного главнокомандующего, он смог бы если не обеспечить блистательные военные победы, то хотя бы удержать русскую армию от полного развала и анархии в 1917 г. В пользу такой возможности говорят успешные действия Кавказской армии под его командованием, примеры которых приводились в приказах по 29 Сибирского стрелковому полку.
18 февраля 1916 г., приказ № 69
Объявляю телеграмму, полученную от Главнокомандующего Французской армии по случаю взятия Эрзерума и ответ генерала Алексеева.
Телеграмма генерала ЖОФФР
От Французских армий приношу Вам выражение моих горячих поздравлений со взятием Эрзерума захваченного после столь славного и ожесточенного штурма его доблестными русскими войсками ЖОФФР
Ответ генерала Алексеева
Горячо благодарю Вас и доблестную Французскую армию за привет в пережитом успехе черпаем глубокую веру в победу над главным врагом нашими общими дружными согласованными усилиями. АЛЕКСЕЕВ.
26 февраля 1916 г., приказ № 74
Объявляю приказ Главнокомандующего армиями Западного фронта от 5 февраля с.г. № 2982
На принесенное мною от лица армий вверенного мне фронта поздравление Наместнику ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА на Кавказе Великого Князя НИКОЛАЯ НИКОЛАЕВИЧА по случаю взятия Кавказской армией крепости Эрзерум, ЕГО ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЫСОЧЕСТВО удостоил меня телеграммою следующего содержания: «Кавказская армия и Я от всего сердца благодарим доблестные войска Западного фронта и вас за поздравление с дарованной нам Господом победой. Глубоко тронут благодарю за пожелания».
Генерал-Адъютант НИКОЛАЙ.
Пулеметный расчет. Первая мировая война. 1914. 1918
Накануне Февральской революции командующие фронтами подчеркивали свою лояльность Государю и пытались использовать монархические чувства солдат для повышения боеспособности войск.
12 декабря 1916 г., приказ № 501
Объявляю копию приказа Главнокомандующего армиями Западного фронта от 26 ноября с.г. № 886.
Сегодня день Святого Великомученика и Победоносца Георгия, праздник храбрых, ваш праздник, доблестные воины русской армии. Оглядываясь на пройденный бранный путь, нельзя не признать, что для победы над врагом многое сделано: мы видим, что силы врага уже надломлены, что каждый день приближает нас к победе, а врага к неизбежному поражению.
И хотя затянувшаяся война потребует от нашей Родины и нас еще больших жертв и напряжения сил, мы можем быть спокойны и уверены в ее исходе. Народ единодушно готов на всякие жертвы, а армия сделает свое дело. Мы сознаем, что победить нужно во что бы то ни стало, этого ждет от нас наш горячо любимый ДЕРЖАВНЫЙ ВОЖДЬ земли Русской, этого же властно требует и благо нашей Родины ныне покровителем своим Св. Георгия Победоносца, а ВЕРХОВНЫМ Вождем самого ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА, — будем и впредь неослабной энергией и с новым напряжением сил работать, пусть только каждый из нас свято исполнит свой долг перед Отечеством – и мы победим.
Приказ этот прочесть во всех ротах, сотнях, батареях и командах.
15 декабря 1916 г., приказ № 505
Копии приказов Главнокомандующего армиями Западного фронта. № 926.
На принесенные мною от лица армий и Георгиевских кавалеров Западного фронта поздравления ГОСУДАРЮ ИМПЕРАТОРУ и НАСЛЕДНИКУ ЦЕСАРЕВИЧУ с днем Георгиевского праздника, ЕГО ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЕЛИЧЕСТВУ благоугодно было осчастливить меня телеграммой следующего содержания: Генерал-адъютанту ЭВЕРТУ От имени СВОЕГО и НАСЛЕДНИКА ЦЕСАРЕВИЧА сердечно благодарю вас, Георгиевских кавалеров и войска Западного фронта за молитвы и поздравления. Уверен в готовности предводительствуемых вами войск продолжать с присущей им доблестью тяжелый ратный подвиг, который нам даст окончательную победу над упорным врагом. Поздравляю всех Георгиевских кавалеров. НИКОЛАЙ.
Цену монархическим чувствам царских генералов продемонстрировал Февраль 1917 г. Предчувствовал ли последний русский император надвигающуюся революцию? Полковые документы этого не подтверждают. Накануне падения монархии Николаем II был издан специальный приказ, призванный обосновать невозможность заключения мира с Германией и необходимость продолжения войны до победного конца.
Это был один из последних царских приказов, поступивших в войска:
Объявляю приказ ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА от 12 декабря 1916 г. …
Враг еще не изгнан из захваченных им областей. Достижение Россией созданных войною задач: обладание Царьградом и проливами, равно как создание свободной Польши из всех трех ее ныне разрозненных областей, еще не обеспечено и заключить ныне мир, значило бы не использовать плодов несказанных трудов ваших, геройские русские войска и флот. Будем же непоколебимы в уверенности в нашей победе и Всевышний благословит наши знамена, покроет их вновь неувядаемой славой и дарует нам мир, достойный ваших героических подвигов, славные войска мои, мир, за который грядущие поколения будут благословлять вашу священную для них память. НИКОЛАЙ
Александр Крылов
http://vandeya.ru/blog/archiv


es/383

?

Log in

No account? Create an account