А.В. Колчак и разработка "Программы усиленного судостроения Балтийского флота Часть 1
Русская Вандея
rus_vandeya
Оригинал взят у irkol в А.В. Колчак и разработка "Программы усиленного судостроения Балтийского флота Часть 1

К.Л. Козюренок. Архив адмирала Н.О. Фон Эссена

Н.О. Фон Эссен, А.В. Колчак и разработка "Программы усиленного судостроения Балтийского флота на 1911-1915 гг."

В отечественной историографии "Программа усиленного судостроения 1912-1916 гг." для Балтики рассматривалась неоднократно, прежде всего с точки зрения ее места в развитии флота и вооруженных сил в целом накануне Первой мировой войны, истории отечественного кораблестроения.

Определенное внимание уделялось обстоятельствам обсуждения и утверждения программы Государственной Думой.

Сам же процесс ее разработки морским ведомством до сих пор остается малоизученным.

Почти неисследованным аспектом данной темы следует признать роль командования Балтийского флота в создании судостроительной программы, степень и характер его влияния на Морской генеральный штаб (МГШ) и Морское министерство в указанном вопросе.

В литературе существуют два мнения на этот счет, правда, не подкрепленные развернутым фактическим обоснованием. И.Ф. Цветков считает, что предусмотренные оперативными планами флота задачи непосредственно воздействовали на разработку программы судостроения. Согласно Е.Ф. Подсобляеву "результаты больших маневров оказывали влияние на корректировку планов войны на Балтийском море, но, к сожалению, очень мало влияли на выработку программы строительства флота". Пролить свет на данный вопрос может хранящаяся в фондах Российского государственного архива военно-морского флота докладная записка начальника Действующего флота Балтийского моря вице-адмирала Н.О. фон Эссена, поданная им морскому министру И.К. Григоровичу при секретном рапорте от 23 марта 1911 г., публикация которой предлагается вниманию читателей.

Записку можно условно разделить на две части. В первой доказывается необходимость экстренного усиления Балтийского флота, вторая, по сути, является проектом судостроительной программы на 1911-1915 гг. Сам факт представления такого документа морскому министру именно в конце марта 1911 г. вызывает ряд вопросов.


Read more...Collapse )


Празднование 300-летия царствования Дома Романовых. Фото.
Русская Вандея
rus_vandeya
Оригинал взят у slovo13 в Празднование 300-летия царствования Дома Романовых. Фото.

Памяти невинно убиенного Великого мученика Николая Второго и его семьи посвящается…
Русская Вандея
rus_vandeya
01.04.2012 в Ипатьевская трагедия. 
Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь.
Прошу Вас, все Православные, Братья и Сестры. В ком есть Истинная Вера, в чьем сердце горит огонь любви и сострадания к невинно убиенным жертвам Ипатьевской трагедии, а также ко всем убиенным в великие годы Смуты, раздираемой нашу Русь в 20 веке.
Я верю, что мученик Николай и вся его семья беспрерывно молятся за нас, за каждого Русского человека, и за нашу Державу. За Свою Державу, и нас — предавших Отца детей. Прости Нас Николай, прости и Благословляй на новое возрождение Великой Русской Империи!
В статье собраны свидетельства о чудесах, происходивших по молитвам к убиенным государю Императору Николаю II, Императрице Александре, царевичу Алексею, царским дочерям Татьяне, Марии, Ольге, Анастасии. 
До нашего времени не прекращается заступничество Царственных мучеников о Русской земле и о всех, кто обращается к ним со словами молитвы.
..............
ПОСЛАНИЕ Патриарха Московского и Всея Руси АЛЕКСИЯ II и Священного Синода
Русской Православной Церкви к 75-летию убиения Императора Николая II и Его Семьи
Возлюбленные во Христе архипастыри, пастыри и чада Церкви Русской!
С сугубой молитвой и с особой болью в сердце мы воспоминаем скорбную годовщину. Семьдесят пять лет назад, в ночь с 16 на 17 июля 1918 года, была совершена беззаконная расправа над Императором Николаем II и его Семьей. По приказу властей были лишены жизни люди, вся вина которых состояла в том, что они принадлежали к царствовавшей династии. Императорская Семья безропотно приняла выпавшие на ее долю страдания.
Узнав об убийстве Царской Семьи, Святитель Московский Тихон с церковного амвона свидетельствовал: «…На днях совершилось ужасное дело: расстрелян бывший Государь Император Николай Александрович… и высшее наше правительство — Исполнительный Комитет — одобрил это и признал законным. Но наша христианская совесть, руководясь Словом Божиим, не может согласиться с этим. Мы должны, повинуясь учению Слова Божия, осудить это дело, иначе кровь расстрелянного падет и на нас, а не только на тех, кто совершил его…»
Грех цареубийства, происшедшего при равнодушии граждан России, народом нашим не раскаян. Будучи преступлением и Божеского, и человеческого закона, этот грех лежит тяжелейшим грузом на душе народа, на его нравственном самосознании.
И сегодня мы, от лица всей Церкви, от лица всех ее чад — усопших и ныне живущих — приносим перед Богом и людьми покаяние за этот грех. Прости нас, Господи!
Мы призываем к покаянию весь наш народ, всех чад его, независимо от их политических воззрений и взглядов на историю, независимо от их этнического происхождения, религиозной принадлежности, от их отношения к идее монархии и к личности последнего Российского Императора.
Какое бы место ни занимал в истории Император Николай II — убиение Его и Его Семьи остается страшным уроком истории. Урок этот учит нас тому, что тщетны попытки построить благо народа на крови. Начало русской истории было отмечено убиением святых страстотерпцев Бориса и Глеба, и не в сем ли грехе коренятся последовавшие за ним народные беды? В начале нашего века, решив строить жизнь по-новому, вожди страны снова начали с преступления. Вскоре после этого Россия утонула в крови, оказалась ослеплена жаждой насилия и безумием вражды.
Ныне, отрекаясь от грехов прошлого, мы должны понять: благие цели должны достигаться достойными средствами. Созидая и обновляя жизнь народа, нельзя идти по пути беззакония и безнравственности. Совершая любое дело, даже самое доброе и полезное, нельзя приносить в жертву человеческую жизнь и свободу, чье-либо доброе имя, нравственные нормы и нормы закона.
Задачей Церкви является служение, направленное на внутреннее преображение народа Божия, на его нравственное совершенствование. Для этого нам, чадам одной Матери-Церкви, надо остро прочувствовать единство наше в Теле Христовом, члены Которого, будучи непохожи друг на друга, вместе суть одно (1 Кор. гл. 12). Покаяние в грехе, совершенном нашими предками, должно стать для нас еще одним знаменем единства. Пусть нынешняя скорбная дата соединит нас в молитве с Русской Зарубежной Православной Церковью, возродить духовное общение с которой в верности духу Христову мы искренне стремимся. Пусть не нарушает мира церковного и неоднозначное отношение архипастырей, пастырей и мирян наших к вопросу о канонизации Императора Николая II и Его Семьи. Призываем всех вас молиться, чтобы Церковь смогла вынести об этом суждение в духе соборного согласия, не уступая давлению суетных мирских настроений. Тогда, и только тогда суждение это будет действительно выражением голоса Церковной Полноты, принесет пользу Церкви и Отечеству.
Мы призываем наши высокие гражданские власти возобновить детальное расследование убийства Императора Николая II, Его Семьи, членов Императорской Фамилии и Их родственников. Руководить таким дорасследованием должна авторитетная и полномочная комиссия, в которую могут войти представители Церковного Священноначалия, органов высшей государственной власти, ученого мира, церковной и светской общественности. Комиссии этой необходимо рассмотреть все аспекты екатеринбургского преступления — нравственные, правовые, политические. Это нужно не только для успешной исторической истины, но и для того, чтобы государственная власть законодательно осудила совершенное злодеяние, восстановив тем самым преемство своей верности закону и нравственности.
Всем нам да дарует Бог быть ревностными в стремлении исполнить заповедь Его: «Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Мф. 5, 48). Пусть все дела, слова, помышления наши будут достойны нашего христианского звания. И да не посрамят они нас пред лицом Господа, Который «будет судить вселенную по правде, и народы — по истине Своей» (Пс. 95, 13).
ЧУДЕСА
ЦАРСТВЕННЫХ МУЧЕНИКОВ
По благословению Митрополита
Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна
ПРЕДИСЛОВИЕ
ПРАЗДНИК русских святых был установлен в 1918 г. на всероссийском церковном соборе, когда начались открытые гонения на Церковь. В годину кровавых испытаний требовалась особая поддержка русских святых, реальное знание того, что мы не одиноки на крестном пути. Церковь находилась в муках рождения бесчисленных новых святых. Святые связаны друг с другом, и одно из самых замечательных событий нашего времени — благословение Святейшего Патриарха Алексия II на построение в Екатеринбурге храма всех русских святых на месте взорванного Ипатьевского дома, где 17 июля 1918 года была расстреляна Царская семья. Конечно, это означает не что иное, как признание Патриархом святости Царственных мучеников.
Те, кто протестует против канонизации последнего русского Царя, говорят, что он принял смерть не как мученик веры, но как политическая жертва среди других миллионов. Нельзя не отметить, что Царь здесь не представляет никакого исключения: величайшая ложь коммунистического режима заключалась в том, чтобы представить всех верующих как политических преступников. Замечательно, что во время Страстей из всех обвинений, выдвинутых против Него, Христос отверг только одно — именно то, которое представляло Его в глазах Пилата политическим деятелем. Царство Мое не от мира сего — сказал Господь. Именно это искушение, попытку превратить Его в политического мессию, Христос постоянно отметал, исходила ли она от искусителя в пустыне, от самого ли Петра, или от учеников в Гефсимании: возврати меч твой в его место. В конце концов то, что произошло с Государем, можно понять только через тайну Христова креста. Исследователю важно найти такую позицию, где участвует Промысл Божий, где политика поставлена на свое место и где оправдан взгляд на историю, вполне соответствующий церковной традиции и вере наших отцов.
Русская Церковь знает такой вид святости, как страстотерпчество: прославляет тех, кто терпел страдания. Среди славного лика святых в сердце русского народа святые князья-страстотерпцы занимают особое место. Они не были замучены за исповедание своей веры, а стали жертвами политических амбиций, вызванных кризисом власти. Поражает сходство их невинной смерти со страданиями Спасителя. Как Христос в Гефсимании, первые русские мученики Борис и Глеб были захвачены хитростью, но не проявили никакого сопротивления, несмотря на готовность их приближенных заступиться за них. Как Христос на Голгофе, они простили своих палачей и молились за них. Как Спаситель в предсмертной муке, они испытывали искушение поступить по своей воле, и, как Он, отвергли его. В сознании юной Русской Церкви это соединилось с образом той невинной жертвы, о которой говорит пророк Исаия: Как овца, Он был веден на заколение, и как непорочный агнец перед стрегущим его, безгласен. «Повар же Глеба по имени Турчин,— пишет летописец,— зарезал его, как ягненка». Точно такими же страстотерпцами были князья Киевский и Черниговский Игорь, Тверской князь Михаил, царевич Дмитрий Угличский и князь Андрей Боголюбский.
В страданиях и смерти этих святых есть многое, объединяющее их с судьбой Царственных мучеников. Бессонная ночь Государя Николая II в молитве и слезах в вагоне на станции Дно в черный год отречения, предсказанный святыми, сравнима с Гефсиманией Бориса и Глеба — тем началом его крестного пути, когда, как записал он в своем дневнике, были кругом «измена и трусость, и обман». Царь не захотел бороться за власть, боясь стать причиной нового кровопролития на русской земле, без того уже истерзанной войной и междоусобицей. Поразительно, между прочим, что этот момент используется, как козырь противниками канонизации: наверное, не найдется ни одной газеты, где не было бы статей на эту тему. Сам факт смелого обсуждения такой глубоко богословской проблемы в светской печати как бы уже говорит о смешении церковных и мирских понятий у их авторов. То, что убедительно для неверующих с точки зрения мирской мудрости и нравственности, например, полукритика-по-лузащита сергианства, с духовных позиций может оцениваться совсем иначе. Неужели не видно, что в атмосфере страха и предательства, которая окружала тогда Государя, было начало революционного насилия, завершившегося кровавой бойней в Ипатьевском доме! Царь не имел ни вида, ни доброты, и в этом предании его себя до конца в волю Божию напрасно было бы искать какой-либо земной успех. Именно в этом поражении его была уже мученическая победа, которая не от мира сего 1.
Воспоминание баронессы Буксгевден
НЕРЕДКО приходится слышать: «Все, что Вы пишете о святости Царя-мученика, замечательно. Но вот вопрос, который имеет немаловажное значение для канонизации и который смущает многих — были ли явлены через него чудеса?» Для нас, православных, высшее чудо — благодать Божия, и, вне всякого сомнения, многим, молящимся Царю-мученику, было дано узнать эту благодать, так что мы не имеем нужды, как говорит апостол Иоанн Богослов, ни в каком большем чуде, ни в каких иных доказательствах. Тем не менее, и внешних чудес немало, и начинаются они с самого детства Государя.
Есть очень интересное воспоминание баронессы Буксгевден о нашем святом страстотерпце Государе Николае Александровиче, где она приводит рассказ Государя о своем деде Императоре Александре II, с которым у него было много общего. Император Александр II ввел демократические реформы для своего народа, и за это был преследуем нигилистами на каждом шагу во время своей потерявшей иллюзии старости. Внук Николай был его любимцем, его «солнечным лучом», как Александр II его называл.
«Когда я был маленький, меня ежедневно посылали навещать моего деда,— рассказывал Николай II своим дочерям.— Мой брат Георгий и я имели обыкновение играть в его кабинете, когда он работал. У него была такая приятная улыбка, хотя лицо его бывало обычно красиво и бесстрастно. Я помню то, что на меня произвело в раннем детстве большое впечатление…» — И вот, здесь следует рассказ, на который мы с вами должны обратить внимание: «Мои родители отсутствовали, а я был на всенощной с моим дедом в маленькой церкви в Александрии. Во время службы разразилась сильная гроза, молнии блистали одна за другой, раскаты грома, казалось, потрясали и церковь, и весь мир до основания. Вдруг стало совсем темно, порыв ветра из открытой двери задул пламя свечей, зажженных перед иконостасом, раздался продолжительный раскат грома, более громкий, чем раньше, и вдруг я увидел огненный шар, летевший из окна прямо по направлению к голове Императора. Шар (это была молния) закружился по полу, потом обогнул паникадило и вылетел через дверь в парк. Мое сердце замерло, я взглянул на моего деда — его лицо было совершенно спокойно. Он перекрестился так же спокойно, как и тогда, когда огненный шар пролетал около нас, и я почувствовал, что это и не мужественно, и недостойно так пугаться, как я. Я почувствовал, что нужно просто смотреть на то, что произойдет, и верить в Господню милость так, как он, мой дед, это сделал. После того, как шар обогнул всю церковь и вдруг вышел в дверь, я опять псмотрел на деда. Легкая улыбка была на его лице, и он кивнул мне головой. Мой испуг прошел, и с тех пор я больше никогда не боялся грозы»,— говорил Николай Александрович.
Это событие явилось знаменательным в судьбе Императора Александра II и в судьбе святого мученика Царя Николая II и, можно сказать, прообразовало страшную грозу и бурю, которой скоро оказалась охваченной Россия. Сам Государь Николай Александрович так рассказывал своим дочерям о цареубийстве и о смерти Царя-освободителя: «Мы завтракали в Аничковом дворце, мой брат и я, когда вбежал испуганный слуга: «Случилось несчастье с Императором,— сказал он,— наследник (Александр III) отдал приказание, чтобы Великий Князь Николай Александрович (т. е. я) немедленно приехал бы в Зимний дворец. Терять время нельзя». Генерал Данилов и мы побежали вниз и сели в какую-то карету, помчались по Невскому к Зимнему дворцу. Когда мы поднимались по лестнице, я видел, что у всех встречных были бледные лица, на ковре были большие красные пятна — мой дед, когда его несли по лестнице, истекал кровью от страшных ран, полученных от взрыва. В кабинете уже были мои родители. Около окна стояли мои дядя и тетя. Никто не говорил. Мой дед лежал на узкой походной постели, на которой он всегда спал. Он был покрыт военной шинелью, служившей ему халатом. Его лицо было смертельно бледным, оно было покрыто маленькими ранками. Его глаза были закрыты. Мой отец подвел меня к постели: «Папа,— сказал он, повышая голос,— ваш луч солнца здесь».— Я увидел дрожание ресниц. Голубые глаза моего деда открылись. Он старался улыбнуться. Он двинул пальцем, но не мог поднять рук и сказать то, что хотел, но он несомненно узнал меня. Протопресвитер Баженов подошел и причастил его в последний раз, мы все опустились на колени, и Император тихо скончался. Так Господу было угодно,— закончил Николай II».
Покорность воле Божией, пишет баронесса Буксгевден, была основой его религии. Его вера в Божественную мудрость, которая направляет события, давали Николаю II то совершенно сверхъестественное спокойствие, которое никогда не оставляло его. Прославляя последнего русского Царя и его мученическую кончину, мы должны в полной мере оценить эту, может быть, главную, определяющую его святость черту. Хорошо быть с Господом на горе Преображения, но драгоценнее любить волю Божию среди тусклых будничных трудностей и выходить навстречу Христу среди бури, и поклоняться Ему, когда Он на кресте. Один опытный пастырь говорил: «Когда я вижу душу, которая во всем полагается на Бога, хотя бы она лишена была всего остального, я говорю: вот душа, которая имеет все. Все остальное, с какими угодно великими дарами, без этого, меня страшит, и я боюсь увидеть здесь действие Люцифера». В самом деле, какая польза от высших светов, Божественных откровений, когда не любят волю Божию? Знание души, верной своему долгу, спокойной, доверяющей во всем Божию Промыслу, дороже, чем самое глубокое проникновение в тайну.
Мы ужасаемся бедствиям нынешнего времени, но, как сказал святой Иоанн Златоуст, одно только страшно — грех. Все содержит Господь, на все воля Божия, благословляющая и попускающая. Все события — лучи солнца воли Божией, и человек, который имеет от Бога дар это видеть, сам становится лучом солнца среди мрака событий.
Рассказ Д. Ходиева, 1967 г.
Осенью 1909 года я с женою был в Крыму и там тогда произошел следующий, поразивший многих случай, о чем долго говорили: во время посещения Государем старинного Георгиевского монастыря близ Севастополя два глубоких старца-схимника, не покидавшие обычно своего затвора, вдруг вышли, приблизились к Государю, молча пали в земном поклоне, встали, перекрестились,— как бы предвидя в нем святого мученика, и так же молча удалились.
Рассказ графа Д. С. Шереметьева, 1968 г.
Этот случай произошел в эпоху Великой войны, в 1915 году. Государь Император вместе с Императрицей Александрой Феодоровной и Августейшими детьми прибыл в Севастополь. (…)
Государь, любивший после завтрака делать большие прогулки на автомобиле по окрестностям Севастополя, (…) неожиданно отправился с Императрицей в Георгиевский монастырь, где он раньше, в прежние годы неоднократно бывал, но на этот раз в монастыре его никто не ожидал. Игумен и братия были очень удивлены и обрадованы Высочайшим посещением. (…)
Мы вошли в церковь, и начался молебен. Стройные голоса монахов сразу изменили настроение: точно мы вошли после бури в тихий залив. Все было так молитвенно, проникновенно и тихо… Вдруг за дверьми храма, весьма небольших размеров, раздался необычайный шум, громкие разговоры и странная суматоха, одним словом, что-то такое, что не соответствовало ни серьезности момента, ни обычному монастырскому чинному распорядку. Государь удивленно повернул голову, недовольно насупил брови и, подозвав меня к себе жестом, послал узнать, что такое произошло и откуда это непонятное волнение и перешептывание. Я вышел из храма и вот что я узнал от стоявших монахов: в правых и левых скалах, в утесах живут два схимника, которых никто из монахов никогда не видел, и о том, что они живы, известно только по тому, что пища, которая им кладется на узкой тропинке в скалах, к утру бывает взята чьей-то невидимой рукой. (…)
И вот произошло невероятное событие, потрясшее всех монахов монастыря: два старца в одежде схимников тихо поднимались по крутой лестнице, ведущей вверх со стороны моря. О прибытии Государя в монастырь им ничего не могло быть известно, ибо и сам игумен и братия, никто не знал о посещении Государя, которое было решено совершенно внезапно, в последнюю минуту. Вот откуда волнение среди братии. Я доложил Государю и видел, что это событие произвело на него впечатление, но он ничего не сказал и молебен продолжался.
Когда кончился молебен, Государь и Императрица приложились ко Кресту, потом побеседовали некоторое время с игуменом и вышли из храма на площадку. (…)
Там, где кончалась деревянная лестница, стояли два древних старца. У одного была длинная белая борода, а другой был с небольшой бородкой. Когда Государь поравнялся с ними, они оба молча поклонились ему в землю. Государь видимо смутился, но ничего не сказал и медленно им поклонился.
(…) Теперь, после всего происшедшего, думается, что не предвидели ли монахи-схимники своими мысленными очами судьбы России и Царской семьи и не поклонились ли они в ноги Государю Императору Николаю II, как Великому страдальцу земли Русской.
Живя уже здесь, в беженстве, много лет спустя, слышал я от одного достоверного лица, которому Государь сам лично это рассказывал, что однажды, когда Государь на «Штандарте» проходил мимо Георгиевского монастыря, он, стоя на палубе, видел, как в скалах показалась фигурка монаха, большим крестным знамением крестившего стоявшего на палубе «Штандарта» Государя все время, пока «Штандарт» не скрылся из глаз.
Рассказ игумена Серафима (Путятина), 1920 г.
Современная великая подвижница-прозорливица «Саровская Прасковья Ивановна», жившая последние годы жизни в Дивееве, а до сего несколько десятков лет в лесу, начавшая свои подвиги еще при жизни преподобного Серафима; та, которая предсказала Государю и Государыне за год рождение сына, но «не на радость, а на скорбь родится этот царственный птенчик», невинная и святая кровь которого будет вопиять на Небо. Она в последние дни земной жизни, в своих условных, но ясных поступках и словах, предсказывала надвигающуюся на Россию грозу. Портреты Царя, Царицы и Семьи она ставила в передний угол с иконами и молилась на них наравне с иконами, взывая: «Святые Царственные мученики, молите Бога о нас». В 1915 году, в августе я приезжал с фронта в Москву, а затем в Саров и Дивеево, где сам лично в этом убедился. Помню, как я служил Литургию в праздник Успения Божией Матери в Дивееве, а затем прямо из церкви зашел к старице Прасковье Ивановне, пробыв у нее больше часа, внимательно слушая ее грядущие грозные предсказания, хотя выражаемые притчами, но все мы с ее келейницей хорошо понимали и расшифровывали неясное. Многое она мне тогда открыла, которое я тогда понимал не так, как нужно было, в совершающихся мировых событиях. Она мне еще тогда сказала, что войну затеяли наши враги с целью свергнуть Царя и разорвать Россию на части. За кого сражались и на кого надеялись, те нам изменят и будут радоваться нашему горю, но радость их будет ненадолго, ибо и у самих будет то же горе.
Прозорливица при мне несколько раз целовала портреты Царя и семьи, ставила их с иконами, молясь им как святым мученикам. Потом горько заплакала. Эти иносказательные поступки понимались мною тогда, как переживаемые великие скорби Царя и Семьи, связанные с войной, ибо хотя они не были растерзаны гранатой и ранены свинцовой пулей, но их любящие сердца были истерзаны беспримерными скорбями и истекали кровью. Они были действительно бескровные мученики. Как Божия Матерь не была изъязвлена орудиями пытки, но при виде страдания Своего Божественного Сына, по слову праведного Симеона в сердце Ей прошло оружие. Затем старица взяла иконки Умиления Божией Матери, пред которой скончался преподобный Серафим, заочно благословила Государя и Семью, передала их мне и просила переслать. Благословила она иконки: Государю, Государыне, Цесаревичу, Великим Княжнам Ольге, Татьяне, Марии и Анастасии, Великой Княгине Елисавете Феодоровне и А. А. Вырубовой. Просил я благословить иконку Великому Князю Николаю Николаевичу, она благословила, но не Умиления Божией Матери, а преподобного Серафима. Больше никому иконок не благословила, хотя я даже сам просил для некоторых, но мои просьбы не повлияли, так как она действовала самостоятельно. Иконки были тотчас же посланы по принадлежности, где и были получены своевременно. После этого я пробыл в Дивееве еще несколько дней, по желанию старицы ежедневно ходя к ней, поучаясь от нее высокой духовной мудрости и запечатлевая в сердце своем многое, тогда мне еще непонятное. Только теперь мне представляется более ясным, как Богом было открыто этой праведнице все грядущее грозное испытание уклонившемуся от Истины русскому народу. Непонятно было для меня тогда, почему всем, кроме Великого Князя Николая Николаевича, иконки не преподобного Серафима, а Умиления Божией Матери, пред которой скончался преподобный Серафим. В настоящее время для меня это ясно: она знала, что все они кончат жизнь кончиной праведников-мучеников, как кончил жизнь и преподобный Серафим, и наследуют жизнь вечную в обителях рая вместе с ним. Целуя портреты Царя и Семьи, прозорливица говорила, что это ее родные, милые, с которыми скоро будет вместе жить. И это предсказание исполнилось. Она через месяц скончалась, перейдя в вечность, а ныне вместе с Царственными мучениками живет в небесном тихом пристанище.
Старец Гефсиманского скита
иеромонах Варнава (Меркулов)
В начале 1905 г. состоялась встреча Государя Николая Александровича со старцем Варнавой, прославленным в лике святых летом 1995 г. О содержании беседы Государя со старцем точных сведений нет. Достоверно известно лишь, что именно в этот год Николай II получил благословение на принятие мученического конца, когда Господу угодно будет этот крест на него возложить.
Старец Варнава многим предсказывал будущие гонения за веру — иным прикровенно, иным совсем явно — и давал прямые и точные указания, как им жить в 20-е, 30-е, 40-е, 50-е и последующие годы.
Предсказывал старец Варнава и грядущее возрождение Русской Православной Церкви, и святую жизнь во Христе: «Преследователи против веры будут постоянно увеличиваться, неслыханные доныне горе и мрак охватят все и вся, и храмы будут закрыты. Но когда уже невмоготу станет терпеть, то наступит освобождение. И настанет время расцвета. Храмы опять начнут возводиться. Перед концом будет расцвет».
Старец Оптинский
иеромонах Нектарий (Тихонов) 2
Между февралем и октябрем 1917 года он говорил: «Тяжелое время наступает теперь. В мире теперь прошло шесть и наступает число семь. Наступает век молчания. Молчи, молчи,— говорит батюшка, и слезы текут у него из глаз…— И вот Государь теперь сам не свой. Сколько унижений он терпит за свои ошибки. 1918 год будет еще тяжелее. Государь и вся Семья будут убиты, замучены. Одна благочестивая девушка видела сон: сидит Иисус Христос на престоле, а около Него двенадцать апостолов, и раздаются с земли ужасные муки и стоны. И апостол Петр спрашивает Христа: «Когда же, Господи, прекратятся эти муки?» — и отвечает ему Иисус Христос: «Даю сроку до двадцать второго года. Если люди не покаются, не образумятся, то все так погибнут». Тут же, пред престолом Божиим предстоит и наш Государь в венце великомученика. Да, этот Государь будет великомучеником. В последнее время он искупил свою жизнь, и если люди не обратятся к Богу, то не только Россия — вся Европа провалится…»
С. А. Нилус 3
…мне недели две 4 пришлось провести в Киеве в общении с людьми высокой духовной настроенности, и там, в Киеве, игуменья предоставила мне возможность видеть старицу Ржищева монастыря (ниже Киева по Днепру) и при ней послушницу, 14-летнюю девочку Ольгу Зосимову Бойко. Эта малограмотная деревенская девочка 21 февраля сего года, во вторник второй недели Великого поста впала в состояние глубокого сна, продолжавшегося с небольшими перерывами до самой Великой субботы, всего ровно сорок дней. Во время этого сна при пробуждениях, последние же две недели и во сне, девочка эта питалась только одними Св. Христовыми Тайнами. В Великую субботу Ольга проснулась окончательно, встала, умылась, оделась, помолилась Богу, пошла на свое клиросное послушание и отстояла всю Пасхальную службу, не садясь, несмотря на уговоры. Во время своего этого сна Ольга имела видения жизни загробной и сказывала сонная и когда просыпалась, что видела, а за ней записывали. В Киеве с ее слов и слов ее старицы записал я, о чем главное повествую теперь и Вам.
Во вторник второй недели Великого поста, в пять часов утра Ольга пришла в молельную (псалтырню) и, положив три земных поклона, обратилась к сестре, которую она должна была сменить, и сказала: «Прошу прощения и благословите, матушка, я буду умирать…» Сестра ответила ей: «Бог благословит… Час добрый. Счастлива бы ты была, если бы в эти годы умерла». После этого Ольга легла спать на кровати в псалтырне и заснула. Проснувшись через трое суток, она рассказала следующее: «За неделю до этого я видела во сне Ангела, который сказал мне, что через неделю, во вторник, я пошла бы в псалтырню, чтобы там умирать, но этого сна мне не велено было говорить. Когда во вторник я шла в псалтырню, то увидела как бы пса, бежавшего на двух лапах, и в испуге бросилась в псалтырню, там в углу, где иконы, я увидела св. Архистратига Михаила, в стороне смерть с косою, я испугалась и перекрестилась, а потом легла на кровать, думая уже умереть. Смерть подошла ко мне, и я лишилась чувств…» Затем пришел св. Ангел, который и стал ее водить по разным светлым и темным местам. Всех видений Ольги я Вам описывать не буду, ибо они во многом очень похожи на все видения подобного рода. Опишу Вам только важнейшие и имеющие касательство к нашему времени. (…)
«…в ослепительном свете на неописуемом дивном престоле сидел Спаситель, а возле Него по правую руку — наш Государь, окруженный ангелами. Государь был в полном царском одеянии: светлой белой порфире, короне, со скипетром в руке… И я слышала, как беседовали между собою мученики, радуясь, что наступает последнее время и что число их умножится. Говорили они, что мучить будут за Имя Христово и за неприятие печати, и что церкви и монастыри скоро будут уничтожены, а живущие в монастырях будут изгнаны, что мучить будут не только духовенство и монашество, но и всех, кто не захочет принять печать и будет стоять за Имя Христово, за веру, за Церковь…»
(…) Первого марта, в среду вечером Ольга просыпалась и, проснувшись, сказала: «Вы услышите, что будет на двенадцатый день» 5. В самый этот день в Ржищеве по телефону из Киева узнали об отречении Государя от престола. Когда вечером в этот день Ольга проснулась, старица обратилась к ней и в волнении об этом рассказала. Ольга ответила: «Вы только теперь узнали, а у нас там давно об этом говорили, давно слышно. Царь там давно сидит с Небесным Царем». Старица спросила: «Какая же тому причина?» Ольга ответила: «То же, что было и Небесному Царю, когда Его изгнали, поносили и распяли. Наш Царь,— сказала она,— мученик» (…) Сестры при этом пожалели Государя и сказали: «Бедный, бедный, несчастный страдалец». Ольга улыбнулась и сказала: «Наоборот, из счастливых счастливец. Он мученик. Тут пострадает, а там с Небесным Царем будет». Таково, в главном, видение послушницы Ольги Бойко из Ржищева монастыря Киевской епархии.
А. А. Костанда
На его средства в Монморанси под Парижем при доме Союза Русских Военных Инвалидов (в 1952 году) был построен храм «в память Государя Императора Николая II, всей Царской Семьи, верных слуг ее, всех воинов, за Веру, Царя и Отечество живот свой положивших, на поле брани павших и в борьбе с большевиками погибших и умученных». Он пишет: «После освящения храма в 3 часа дня я отправился в церковь, чтобы уединенно помолиться о спасении России от сатанинского ига. По случаю Пасхальной недели Царские врата в храме были открыты. Вдруг алтарь озарился ярким светом, сверкнула молния и раздался голос: «Спасибо, мой верный и преданный слуга. Россия скоро будет». Раздавшийся затем другой голос сказал: «Вспомни, что я тебе сказал в 1908 году: ты воздвигнешь храм на чужой земле, он явится прообразом многих храмов, которые будут построены на земле Русской». Затем свет погас. Слова, сказанные вторым голосом, были мне сказаны отцом Иоанном Кронштадтским в апреле 1908 года в С.-Петербурге при посещении им нашей семьи». 6
Пророчество преподобного Серафима Саровского
и о. Митрофана Сребрянского
Особое место среди пророчеств преподобного Серафима Саровского занимает пророчество о будущем Царе-мученике. «Того Царя, который меня прославит,— говорит преподобный Серафим,— и я прославлю». Это пророчество начало исполняться в 1903 году при прославлении преподобного Серафима, когда Государь написал: «Немедленно прославить». Помним мы предсказание Преподобного о том, что будут великое торжество и радость, когда Царская фамилия приедет, и среди лета воспоют Пасху, предсказание, которое заканчивается скорбным изображением грядущих испытаний России: «А что после будет — ангелы не будут успевать принимать души». Царская семья действительно посетила Саров и Дивеево в дни открытия мощей преподобного в 1903 году. Государь с архиереями нес раку со святыми мощами, и народ пел в великой радости Пасху. И вторая часть предсказания после этого скоро стала реальностью.
Но разве все уже совершилось из того, что сказал Преподобный? Прославление Господом Царя-страстотерпца Николая Александровича в мученической кончине, очевидно, должно запечатлеться и церковным прославлением. Кроме того, мы знаем из Священного Писания, что пророчества часто имеют не одно только исполнение — исполнившееся может иметь продолжение и по-новому раскрываться на новом этапе истории. Второе обретение мощей преподобного Серафима в 1991 году, когда православная Россия среди лета пела Пасху, не было ли дано нам в утешение накануне новых скорбей, о которых преподобный Серафим сказал, что ангелы после этого не будут успевать принимать души? Или эти слова в полноте раскроются после нашей канонизации Царя за молитвы преподобного Серафима, накануне кончины мира, когда наступит краткий расцвет Православия в России? Судьбы Отечества нашего связаны с прославлением Царственных мучеников и с молитвенным заступничеством преподобного Серафима. Пока мы не прославили Царя, пока Россия не заслужила этого прославления своим покаянием, будем к новым мученикам нашим взывать, потому что мученичество нашего Царя нельзя отделить от мученичества всего православного народа, и к преподобному Серафиму, чтобы они вымолили для нас у Господа этот дар.
В подтверждение истинности сказанного, приведем благодатное откровение о. Митрофана Сребрянского, духовника преподобно-мученицы Великой Княгини Елизаветы, записанное в его дневнике. Перед началом февральской революции о. Митрофан видел предутренний сон, который сильно взволновал его. Придя в церковь в большом волнении, он попросил позвать к нему в алтарь м. Елизавету. Вот их диалог:
— Матушка, я так сильно взволнован только что виденным мною сном, что не могу сразу начать служение Литургии. Может быть, рассказав его Вам, я смогу несколько успокоиться. Я видел во сне четыре картины, сменяющиеся одна за другой. На первой я видел горящую церковь, которая горела и рушилась. На второй картине я видел в траурной рамке Вашу сестру Императрицу Александру, но затем из краев этой рамки стали вырастать ростки, и белые лилии покрыли изображение Императрицы. Затем на третьей картине я видел Архангела Михаила с огненным мечом в руках. Эта картина сменилась, и я увидел молящегося на камне преподобного Серафима.
Выслушав этот рассказ, м. Елизавета сказала:
— Вы видели, батюшка, сон, а я Вам расскажу его значение. В ближайшее время наступят события, от которых сильно пострадает наша Русская Церковь, которую Вы видели горящей и гибнущей. На второй картине — портрет моей сестры. Белые лилии, заполнившие портрет, говорят о том, что жизнь ее будет покрыта славой мученической кончины. Третья картина — Архангел Михаил с огненным мечом — говорит о том, что Россию ожидают большие бедствия. Четвертая картина — молящийся на камне преподобный Серафим — обещает России особую молитвенную защиту преподобного Серафима».
Предстательство Архангела Михаила с небесным воинством и молитвы преподобного Серафима и святых Царственных мучеников — единая тайна спасения России.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Того немногого, что собрано в этой статье — для всякого, кто только не противится сознательно благодати Божией — достаточно, чтобы увидеть очевидность свидетельства Божия о святости Царственных мучеников. Но мы не сомневаемся, что существует еще множество подобных безвестных явлений, о которых мы просим сообщать нам — для публикации в следующем выпуске. Мы хотим собрать все драгоценные камни в Царскую корону — мученический венец наших Святых.
Наш адрес: 109017, Москва, ул. Б. Ордынка, 27а/8, Храм Святителя Николая в Пыжах.

Отречение Императора. Правда и ложь.
Русская Вандея
rus_vandeya

17.03.2012 в Отречение Императора. Правда и ложьРедактировать запись

Предлагаемые читателю ниже страницы навеяны воспоминанием о беседах с покойным генерал‑адъютантом Н. В. Рузским, которые мне пришлось вести за время с октября 1917 года почти по день его ареста в сентябре 1918 г. Беседа с журналистом В. Самойловым об отречении Николая II…..

В начале Н. В. Рузский избегал говорить о первых днях революции, но после того, как в Ростове М. В. Алексеев объявил о создании Добровольческой Армии и мы, живя на Кавказских минеральных водах, оказались отрезанными от всего мира, Рузский стал опасаться, что события пойдут так, что ему не удастся в печати объяснить свою роль в трагедии отречения и что пущенная на его счет, как он под честным словом заверял, клевета, будто бы он неприлично вел себя по отношению к государю, перейдет в историю. Он начал часто говорить о событиях марта 1917 года, сначала рассказывая отдельные эпизоды, а затем, когда Ессентуки были уже заняты большевиками, однажды, в сумерках пришел ко мне и спросил, согласен ли я взять на хранение важные документы, вывезенные им из Пскова. На другой день он принес эти документы, в течение нескольких часов читал их, сопровождая своими комментариями, и, еще раз спросив, согласен ли я их хранить, в виду того, что он ежечасно ожидал обысков и ареста, сказал: «Я знаю ваше отношение к государю и императрице и потому оставлю вам ясе это только, если вы теперь верите мне, что я перед ними виноват, не более, чем другие главнокомандующие и во всяком случае менее, чем Алексеев. Я знаю, что обо мне говорят и при этом ссылаются на слова самого государя. Даю вам слово на этом кресте (он носил ленточку св. Георгия), что это гнусная клевета и на меня и на государя».

27 февраля, в то время, когда в Петрограде, в здании Государственной Думы собрался уже на организационное собрание Совет рабочих депутатов, в то время, когда председатель Думы передал, делегации солдат постановление старейшин ее, в котором говорилось, что «основным лозунгом момента является упразднение старой власти», в то время, когда под председательством Родзянко по предложению Дзюбинского обсуждался вопрос об организации Временного Комитета Государственной Думы – главнокомандующий Северным фронтом получил от Родзянко первую телеграмму о том, что делается в Петрограде (№ 1), а государь получил телеграмму, им же подписанную – «Положение ухудшается. Надо принять немедленно меры, ибо завтра уже поздно. Настал последний час, когда решается судьба родины и династии».

Петровская фраза: «промедление смерти подобно» так, повидимому, нравилась Родзянке, что он ею закончил и свою первую телеграмму государю и первую телеграмму генералу Рузскому. Та же мысль о немедленном поручении составить новое правительство (не названному лицу), «которому может верить вся страна» повторяется также в обеих телеграммах, но в той, которая послана государю и должна была вызвать немедленное его решение, нет тех подробностей, какие находим в телеграмме к генералу Рузскому, от коего решение, конечно, не зависело. Генерал Рузский берет на себя тяжелую задачу осведомить государя о полученной им телеграмме и сопровождает ее текст своими дополнениями. Рузский ни слова не говорит об «единственном выходе на светлый путь», который навязывает государю Родзянко, уже вставший во главе революционного движения. Рузский остается солдатом; он ясно и откровенно доносит о положении вещей в армии; говорит о железнодорожной неурядице, рекомендует принять меры теперь же, ибо успокоение тыла даст бодрость фронту, и предостерегает от репрессий, как от паллиатива, всегда, по его мнению, недостаточного. Н. В. Рузский, как и все либеральные мыслящие люди, считал, что репрессии только обостряют положение и полагал, что дарование ответственного министерства сразу и надолго успокоит Россию, отняв от революционных партий могучее агитационное средство. Поэтому он был против посылки отряда генерал‑адъютанта Иванова.

Следующая телеграмма, полученная в тот же день в Пскове, была от военного министра (№ 3). Это была копия одной из ряда противоречивых телеграмм, отправленных им за эти дни в Ставку. Еще до получения ее в Могилеве, генерал Алексеев вызвал по прямому проводу начальника штаба Северного фронта генерала Данилова и лично говорил с ним, чтобы ориентировать Псков о назначении, полученном генерал‑адъютантом Ивановым, и чтобы дать соответственное распоряжение о поддержке его. Растерянность генерала Хабалова была уже ясна Алексееву. Но еще ни |р Ставке, ни в Пскове не понимали, что прошло уже три дня, как столица была в анархии и Дума возглавляла революцию.

Как видно из документа № 5, в Ставке телеграмма Хабалова о беспорядках в Петрограде была получена еще 26 февраля около двух часов дня. В этой телеграмме доносилось о событиях 25‑го февраля. Вечером, 26 февраля в Ставке была получена телеграмма от Родзянки, сообщавшего о стихийном характере беспорядков. Напротив того, 27 февраля военный министр сначала телеграфировал, что начавшиеся в некоторых частях волнения твердо и энергично подавляются, и выражал уверенность в скором наступлении успокоения, а потом сообщал изложенное в документе № 3. В то же время Родзянко извещал о военном бунте, а Хаба‑лов давал его подробности и просил поддержки с фронта.

Обо всем этом Ставка не уведомила генерала Рузского тотчас по получении сведений, а лишь 28‑го февраля разо‑слала циркулярную телеграмму всем главнокомандующим, где говорится уже о получении частных сведений об отъезде государя и о телеграммах, полученных от генералов Хабалова и Беляева в течение дня 28‑го февраля. В этих телеграммах от 28 февраля– Хабалов сообщал, что он порядок восстановить не может, что верные части понесли огромные потери, что их всего осталось около тысячи человек, а Беляев доносил, что мятежниками занят Мариинский дворец; последняя телеграмма Хабалова говорила, что он на события «фактически влиять не может».

В это время государь был уже на пути в Царское Село. Все это Рузский узнал лишь поздно вечером 28 февраля уже после того, что ему была доставлена телеграмма Бубликова. В этой телеграмме от имени Родзянко говорилось, что старая власть создала разруху и бессильна и Государственная Дума берет в свои руки создание новой власти. Телеграмма эта, обращенная к железнодорожникам, имела результатом остановку императорского поезда в Малой Вишере.

В то же время телеграмма из Ставки (№ 6) говорила, как будто, о восстановлении порядка и трактовала петроградские события очень спокойно, а самовольно захватившие в руки власть люди именовались министрами нового кабинета. Ставка, очевидно, признала «новый кабинет», тут же давалась и генералу Иванову директива: «доложите его величеству убеждение, что дело можно привести мирно к хорошему концу». Эту директиву принял к сведению и Н. В. Рузский, но подчеркнул в телеграмме слова «это по желанию народа» и «если эти сведения верны, то изменятся способы наших действий». Мы увидим, что эта телеграмма имела большое влияние и на государя и на Рузского. Последний в это время, т. – е. в ночь с 28‑го февраля на 1‑е марта, считал себя еще совершенно в стороне от событий в Петрограде и ограничился распоряжениями по составлению и посылке требовавшихся с его фронта войск для усиления отряда генерала Иванова.

Наступил день 1‑го марта.

Утром Рузский получил телеграмму Родзянки, извещавшую о переходе правительственной власти к Временному Комитету Государственной Думы (№ 7). После завтрака была доставлена телеграмма дворцового коменданта Воейкова о следовании императорского поезда в Псков.

Обстановка в глазах Н. В. Рузского складывалась так: в Петрограде образовалось для восстановления государственного и общественного порядка новое правительство в лице Временного Комитета Государственной Думы, о чем сообщило официально телеграфное агентство; военный бунт приходит к концу; очевидно, этот Комитет с ним справился и продвижение ртрядов генерала Иванова приобретало другой характер (№ 6); правительство это Ставкой признано; члены его известны из телеграммы того же те‑легр. агентства, несколько смущали лишь имена Чхеидзе и Керенского, но участие в кабинете Родзянко, князя Львова, Милюкова и Шульгина давало уверенность, что это правительство будет популярно и не революционно.

Генерал Рузский не понимал только, отчего государь, выехав из Ставки в Царское Село, повернул на Псков и потому телеграфировал в 13 ч. 45 м. 1‑го марта в Ставку, прося ориентировать его для доклада государю, в виду ожидавшегося преследования через Псков поезда государя (№ 9).

В 17 ч. 15 м. генерал‑квартирмейстер Ставки Лукомский ответил по прямому проводу (№ 10), и Рузский узнал, что Балтийский– флот подчинился Временному Комитету Государственной Думы, что в Москве и в Кронштадте беспорядки и что в Ставке допускают возможность порчи пути перед императорским поездом.

Генерал Рузский понял, что дело более серьезно, чем казалось до тех пор. Было очевидно, что оптимизм Ставки за сутки пропал и новое правительство с военным бунтом не справилось. Через полчаса, т. – е. в 1 ч… 45 м. генерал Клембовский из Ставки передал по прямому проводу в Псков (№ 11), что великий князь Сергей Михайлович просит доложить государю тотчас по его прибытии, что он вполне поддерживает мнение генерала Алексеева, изложенное в телеграмме государю, которая была еще Рузскому неизвестна, и указывает, как на лицо, могущее все благополучно Довести до конца, – на Родзянко. В это время императорский поезд еще не прибывал, но Рузский из штаба, в городе, собирался ехать на вокзал для встречи. Он подошел к аппарату и узнал, что в телеграмме своей генерал Алексеев «умолял» государя согласиться на манифест об ответственном министерстве, при чем представлял и его проект.

Рузский выразил свое согласие поддержать ходатайство Алексеева и великого князя. Текст телеграммы был получен в Пскове лишь в 11 ч. 30 м. вечера, когда Рузский был уже в вагоне с докладом у государя, и был ему вручен во время небольшого перерыва доклада, которым государь воспользовался, чтобы послать ее величеству телеграмму о своем прибытии в Псков, а Рузский, чтобы передать приказание в штаб соединиться с Родзянко для разговора по прямому проводу с соизволения его величества.

Императорский поезд прибыл после семи часов вечера и стал рядом с поездом генерала Рузского, куда на все время пребывания государя он переехал из штаба, приказав при себе находиться либо генералу Саввичу, либо генералу Данилову. По словам Рузского, государь при встрече сохранял свое всегдашнее спокойствие и пригласил его к обеду. Государь задавал обычные вопросы о положении Северного фронта, о событиях в Петрограде. О пути своем до Вишеры и о повороте на Псков его величество лишь кратко рассказал, в момент встречи, выслушав рапорт, и сказал, что надеется, наконец, узнать точно от Родзянко, который вызван в Псков, ибо положение настолько серьезно, что он выехал из Ставки, чтобы быть ближе к месту, где разыгрываются события, и иметь возможность лично говорить с нужными людьми и выиграть время. После этого Рузский испросил у государя аудиенцию для важного доклада по поручению Алексеева об общем положении вещей еще до приезда Родзянко, и государь назначил ему время около девяти часов вечера.

Из разговоров перед обедом с лицами свиты государя Рузский вынес впечатление, что они не отдают себе отчета в серьезности положения. Видимо, все ждали, что генерал Иванов, прибыв в Царское Село, опираясь на верный гарнизон Гатчины и Царского Села, усиленный за две недели гвардейским экипажем, а также на спешившие с фронтов бригады, быстро справится с бунтом. Все обсуждали неспособность генерала Хабалова и градоначальника Балка. Обед прошел быстро, и Н. В. Рузский ушел в свой поезд собрать нужные для доклада бумаги и принять сам очередной доклад от своего штаба, ибо весь день не видал поступивших с фронта телеграмм, занятый сначала вопросом о посылке поддержки генералу Иванову, а потом ожиданием прибытия императорского поезда и обдумыванием поступивших из Ставки и с тыла известий.

Через час Рузский вернулся в императорский поезд и, встретив дворцового коменданта Воейкова, шедшего к государю, просил его доложить, что он ожидает доклада. Воейков оставил Рузского в коридоре и больше не возвращался. Более получаса ген. Рузский ждал, в чрезвычайном волнении, ходя по коридору двух смежных вагонов, и не понимая отчего, всегда столь точный в приеме докладов, государь его не принимает в такое время, когда каждый час промедления грозил непоправимыми последствиями.

Рузский знал, что государь считает ответственное перед палатами министерство неподходящим для России порядком управления и предвидел, что ему не легко будет доложить государю о необходимости согласиться на предложенный генералом Алексеевым манифест. Что думает делать государь в Пскове после приема Родзянко, долго ли он тут останется, куда поедет, Рузский не знал (№ 13). Он понимал только, что наступил весьма серьезный час его жизни, когда из главнокомандующего фронтом он обращался в чисто политического деятеля. Решение, действительно огромной исторической важности, зависело от того доклада, который предстоял ему сейчас. Один на один с государем, ему случайно и недостаточно осведомленному, приходилось теперь влиять на ход событий, уже не стратегических. Рузский сожалел, что не мог перед докладом переговорить с кем‑либо из свиты государя, чтобы узнать больше подробностей о происходящем в Петрограде, что из Ставки не было новых телеграмм: но попытка его перед обедом говорить с ген. Воейковым разбилась об насмешливый тон, который ген. Воейков принимал, когда не хотел высказываться, и Рузский понял, что, в эти важнейшие в его жизни минуты, он будет перед государем один со своей совестью. Из Ставки тоже молчали. Генерал Алексеев был нездоров и лично к аппарату не подходил – он передал дело ему в руки.

Долгое ожидание в корридорах поезда, где ничто казалось еще не говорило о грозных событиях и где шли обычные приготовления к ночи, нервировали Рузского. Он решил пойти в купэ Воейкова и узнать, чем занят государь и предупрежден ли о его приходе с докладом. Войдя в купэ Воейкова, Рузский застал его развешивающим на стенках какие‑то фотографии. Воейков весело встретил его словами: «а, Ваше Высокопревосходительство, пожалуйте, садитесь. Хотите чаю или сигарку; устраивайтесь, где удобнее; вот я не могу справиться с этой рамкой, все криво висит». Кровь бросилась в голову Рузскому и он, не садясь и сильно повысив голос, от негодования и волнения, высказал Воейкому свое удивление, что тот занят таким вздором в такие серьезные минуты и видимо забыл доложить о нем государю, когда он уже час ждет приема. Воейков пробовал обидеться и возразить, что вовсе не его обязанность докладывать Его Величеству. Тогда Рузский окончательно вышел из себя, и, подхватив слово «обязанность», чрезвычайно резко высказал Воейкову, что его прямая обязанность заботиться, как дворцовому коменданту, об особе государя, а настал момент, когда события таковы, что государю может быть придется «сдаться на милость победителей», если люди, обязанные всю жизнь за царя положить и своевременно помогать государю, будут бездействовать, курить сигары и перевешивать картинки. Что еще наговорил при этом Рузский, он не мог себе отдать впоследствии отчета, но помнит, что после слов «милость победителей» Воейков побледнел, и они вместе вышли в корридор, а через несколько мгновений Рузский был у государя.

Было около десяти часов вечера 1 марта.

Н. В. Рузский сидит против стола Его Величества с разложенными на нем картами Северного фронта. Государь был спокоен и внимательно слушал доклад генерала, который начал, сказав, что ему известно из настоящих событий только то, что сообщено за эти три дня из Ставки и от Родзянко. Затем он доложил, что ему трудно говорить, доклад выходит за пределы его компетенции и он опасается, что государь, может быть, не имеет к нему достаточно доверия, так как привык слушать мнения генерала Алексеева, с коими, он, Рузский, в важных вопросах часто не сходится и лично в довольно натянутых отношениях; потому Рузский просил Его Величество иметь в виду, что так как теперь подлежат решению вопросы не военные, а государственного управления, то он поймет, если государю вовсе, может быть, неугодно выслушать его доклад, который он взялся сделать лишь по желанию Алексеева. Государь прервал генерала и предложил ему высказаться со всею откровенностью.

Тогда Рузский стал с жаром доказывать государю необходимость немедленного образования ответственного перед палатами министерства. Государь возражал спокойно, хладнокровно и с чувством глубокого убеждения. Первый и единственный раз в жизни, говорил Н. В. Рузский, я имел, возможность высказать государю все, что думал и об отдельных лицах, занимавших ответственные посты за последние годы, и о том, что казалось мне великими ошибками общего управления и деятельности Ставки. Государь со многим соглашался, многое объяснил и оспаривал. Основная мысль государя была, что он для себя в своих интересах ничего не желает, ни за что не держится, но считает себя не в праве передать все дело управления Россией в руки людей, которые сегодня, будучи у власти, могут нанести величайший вред родине, а завтра умоют руки, «подав с кабинетом в отставку». «Я ответственен перед богом и Россией за все, что случилось и случится» сказал государь «будут ли министры ответственны перед Думой и Государственным Советом – безразлично. Я никогда не буду в состоянии, видя, что делается министрами не ко благу России, с ними соглашаться, утешаясь мыслью, что это не моих рук дело, не моя ответственность». Рузский старался доказать Государю, что его мысль ошибочна, что следует принять формулу: «государь царствует, а правительство управляет». Государь говорил, что эта формула ему не понятна, что надо было иначе быть воспитанным, переродиться и опять оттенил, что он лично не держится за власть, но только не может принять решения против своей совести и, сложив с себя ответственность за течение дел перед людьми, не может считать, что он сам не ответственен перед богом. Государь перебирал с необыкновенной ясностью взгляды всех лиц, которые могли бы управлять Россией в ближайшие времена в качестве ответственных перед палатами министров, и высказывал свое убеждение, что общественные деятели, которые несомненно составят первый же кабинет, все люди, совершенно неопытные в деле управления и, получив бремя власти, не сумеют справиться с своей задачей.

Генерал Рузский возражал, спорил, доказывал и, наконец, после полутора часов получил от государя соизволение на объявление через Родзянко, что государь согласен на ответственное министерство и предлагает ему формировать первый кабинет. Рузский добился этого, доказав государю, что он должен пойти на компромисс с своею совестью ради блага России и своего наследника.

Рузский вышел из вагона государя дать приказание вызвать к аппарату Родзянко и телеграфировать в Ставку (№ 15). Ему передали тут телеграмму генерала Алексеева с проектом манифеста (№ 12). Рузский вернулся в вагон государя, и доклад продолжался. В 24 часа Рузский вынес телеграмму государя генералу Иванову (№ 14). Государь обсуждал теперь текст манифеста, предложенный Алексеевым, и без изменений согласился на него.

Рузский заметил за те четверть часа, что он выходил из вагона, в государе перемену. Государь внимательно выслушал и обсуждал проект манифеста, переспрашивал подробности текста, но по вопросу главному – в манифесте – о его последствиях проявлял что‑то похожее на безразличие. Рузский почувствовал, что может быть государь передумал, и вновь спросил не будет ли он действовать против воли государя, сообщив в Ставку и в Петроград о согласии его величества на манифест. Государь ответил, что принял решение, ибо и Рузский и Алексеев, с которым он много на эту тему раньше говорил, одного мнения, а ему, государю, известно, что они редко сходятся на чем‑либо вполне. Государь добавил, что ему это решение очень тяжело, но раз этого требует благо России, он на это, по чувству долга, обязан согласиться. Рузский успокоился и решил, что теперь дело Родзянко прекратить революционную вспышку.



Русская Вандея. Новый проект.
Русская Вандея
rus_vandeya


Добрый день, дорогие Друзья!

Разрешите представить Вам группу новых интернет ресурсов, посвященных одной из значительнейших частей истории Государства Российского – периода времени первой четверти 20 века. На мой взгляд, этот период времени является достаточно ключевым в Новой истории России. Правильное понимание происходящих тогда исторических процессов позволит нам  сформировать видение дальнейшего развития нашей страны.

Что такое «Русская Вандея»?

Вандея — один из первых 83 департаментов, образованных во время Великой французской революции в марте 1790 г. Возник на территории бывшей провинции Пуату. Название происходит от реки Вандея. В 1793 г. здесь возник мощный очаг контрреволюции под предводительством Жака Кателино. В истории события того времени известны как «Вандейский мятеж».

Вандейский мятеж (фр. Guerre de Vendée), иначе «Вандейская война» — вооруженное контрреволюционное выступление крестьян, дворян и духовенства из западно-французского департамента Вандея под католико-монархическими лозунгами весной 1793 года.

Подробный материал из Википедии о «Вандейском мятеже» во Франции можно почитать тут: ru.wikipedia.org/wiki/Вандейский_мятеж

В ходе Вандейской войны и после неё печальную известность снискали так называемые «адские колонны генерала Тюрро», действия которых некоторые исследователи характеризуют как франко-французский геноцид. В ходе подавления восстания, а также в ходе последующих карательных операций против контрреволюционно настроенного населения Вандеи были без суда убиты более 10000 человек обоих полов, по другим данным, количество жертв составило от 400 000 до 1 000 000 человек[источник не указан 44 дня], в том числе родственники и члены семей участников восстания, священнослужители, монахи и монахини. Из фактов геноцида населения Бретани карательными колоннами наиболее известны «Нантские утопления», заменившие собой казни на гильотине за счёт большей скорости и массовости.

Якобинский генерал Вестерман воодушевлённо писал в Париж: «Граждане республиканцы, Вандея более не существует! Благодаря нашей свободной сабле она умерла вместе со своими бабами и их отродьем. Используя данные мне права, я растоптал детей конями, вырезал женщин. Я не пожалел ни одного заключённого. Я уничтожил всех»

Впоследствии сопротивление Вандейцев стало символом борьбы для Белого Движения в России.

"Русской Вандеей" обычно называют контрреволюционный мятеж на казачьем Дону в начале 20-х годов 20-го века.

Спорить о корректных правовых и исторических терминах можно долго, но очевидно одно: 90 лет назад там произошла страшная трагедия.

Три причины ставят ее на особое место даже на общем фоне жестокой Гражданской войны.

Во-первых, применение против граждан собственной страны химического оружия. За всю историю, кроме ленинцев, на такое пошел только Саддам Хусейн.

Во-вторых, массовое взятие и убийства заложников, которое все цивилизованное человечество считало военным преступлением, как минимум, с XVIII века. В 1907 году оно было официально признано таковым Гаагской конвенцией. Причем это было не эксцессами отдельных командиров, а официальной политикой государства, сформулированной в постановлениях и приказах.

В-третьих, подавление восстания произошло уже после Гражданской войны, которая официально закончилась в декабре 1920 года эвакуацией армии Врангеля из Крыма. Большевики воевали с трудовым народом, а не с "эксплуататорами".  (Владимир Мединский)

В любом случае это была величайшая трагедия в истории нашей Страны, как и все контрреволюционное движение.

Мы даем более широкое толкование термина «Русская Вандея».

«Русская Вандея» в нашем понимании  это все этапы Контрреволюционного движения в России в 1917-1921 годах и последовавшая  за ним эмиграция и все связанные с этим движением события (от убийства Государя Николая Второго и его семьи до раскола РПЦ).

Мы  стремимся реализовать две основные задачи в рамках проекта «Русская Вандея»:

1. Дать объективную картину всем произошедшим в начале 20-го века в России событиям, вернуть утраченную Славу истинным Героям государства Российского, проанализировать причины, повлекшие Раскол и Смуту.

2. Не допустить повторения новых революций в нашей стране, с учетом анализа и осознания ошибок прошлого. Привести Россию к покаянию и переосмыслению совершенных грехов. В первую очередь за казнь членов Царской семьи. И выстроить новую модель развития нашего общества, основанную на восстановление глубоких исторических моральных и нравственных ценностей Русского народа.

В рамках нашего проекта допускаются и приветствуются любые публикации и обсуждения материалов, относящихся к описываемому периоду времени.

Мы вместе должны сформировать путь развития нашей Державы и не допустить повторения ошибок прошлого.

Адрес нашей постоянной страницы в сети:  http://vandeya.ru/

Адрес в Живом Журнале:  http://rus-vandeya.livejournal.com/

Адрес постоянной группы в ФБ:  http://www.facebook.com/groups/235464709869743/

Адрес постоянной страницы в ФБ:  facebook.com/pages/Белое-Движение/382817328412532

Адрес постоянной группы ВКонтакте: http://vk.com/club35682000

Мы приветствуем любую спокойную дискуссию. В рамках всех ресурсов строго не допускается обсуждать современную политическую ситуацию в РФ (за исключением случаев , связанных с развитием Общества и Общественной жизни в продолжении заданных тем), просьба проявлять уважительное отношение к ресурсам и другим пользователям. Также большая просьба при публикации материалов указывать ссылку , откуда взят материал.

По всем вопросам обращаться по адресу: vladsword@gmail.com

С искренним Уважением ко всем

Владимир Козлов (Vladsword),

Мы – Русские! С нами – Бог! За нами – Держава!


Сатанинская природа бунта
Русская Вандея
rus_vandeya
Оригинал взят у vladsword в Сатанинская природа бунта
Архіеп. Аверкій Таушевъ († 1976 г.)
Сатанинская природа бунта.
— Ко дню Русской Скорби. —
Въ нынѣшнемъ 1974 году — 4/17 іюля, исполняется уже 56 лѣтъ со дня звѣрскаго убіенія ночью въ подвалѣ Ипатьевскаго дома въ Екатеринбургѣ Россійской Царственной Семьи, вмѣстѣ съ преданными Ей до гроба, вѣрными своему долгу и совѣсти людьми, пожелавшими добровольно раздѣлить Ея участь.

Страшное злодѣяніе, почти безпримѣрное въ исторіи, по своей крайней несправедливости и лютой жестокости!

Но гдѣ коренныя причины его?

Хотя задумано оно было и совершено не русскими людьми, а врагами Христа-Спасителя и ненавистниками православнаго русскаго народа, однако, и весь русскій народъ несетъ страшную отвѣтственность за это жуткое преступленіе, поскольку русскіе люди безумно поддались клеветническимъ навѣтамъ и злобной душерастлѣвающей пропагандѣ исконныхъ враговъ своего Господа и Спасителя, и не приняли достаточно-рѣшительныхъ мѣръ противодѣйствія тому злу, которое такъ стремительно стало разливаться по всей русской землѣ.

То, чтó произошло въ Россіи, ведетъ свое начало еще отъ предъисторическихъ временъ, когда одинъ изъ высшихъ Ангеловъ, проникшись высокимъ о себѣ мнѣніемъ и залюбовавшись тщеславно собственными своими достоинствами, нагло возсталъ противъ Творца своего Бога и увлекъ за собой къ бунту противъ Бога, какъ говоритъ преданіе, цѣлую треть ангельскаго міра. Кончилось это для него весьма плохо: изъ высшаго творенія Божія, прекраснаго Денницы, онъ сталъ отвратительнымъ сѣятелемъ зла — Сатаною, а приспѣшники его — злыми бѣсами.

Сатана, другое имя котораго Діаволъ что значитъ «клеветникъ», слѣдуя неудержимому съ тѣхъ поръ влеченію своей низменной падшей природы, подстрекнулъ къ бунту противъ Бога и первозданныхъ людей, оклеветалъ предъ ними Бога, какъ якобы ихъ недоброжелателя, опасающагося, чтобы они вкусивъ плодовъ отъ дерева, которое среди рая, не стали сами «какъ боги, знающіе добро и зло» (Быт. 3, 1-6).

Мы знаемъ, какъ эта клевета діавола побудила первыхъ людей нарушить заповѣдь Божію, исказила порчей грѣха ихъ природу, созданную по образу Божію, повлекла за собой изгнаніе ихъ изъ рая и затѣмъ способствовала широкому разлитью зла по землѣ, начиная съ перваго убійцы Каина, въ злобномъ ожесточеніи поднявшаго руку на своего брата Авеля.

Грѣховная порча, посѣянная клеветникомъ-діаволомъ, отравила весь человѣческій родъ, отошедшій въ большинствѣ отъ своего благостнаго Творца-Бога и погрувившійся въ мрачную бездну всевозможныхъ золъ, бѣдъ и несчастій, вплоть до общаго для всѣхъ людей конца — смерти, которая явилась «возмездіемъ за грѣхъ» (Рим. 6, 23) и которой съ тѣхъ поръ никто не могъ избѣжать.

Потребовалась Страшная Кровавая Жертва, Которую принесъ на крестѣ Самъ Вочеловѣчившійся Сынъ Божій, чтобы искупить человѣчество отъ грѣха, проклятія и смерти. Но и послѣ этого все еще оставались на землѣ люди, которые продолжали, въ ожесточеніи своемъ сѣять на землѣ діавольскую клевету и злобу, поскольку ослѣпленные отцомъ своимъ діаволомъ не пожелали увѣровать во Христа-Спасителя и принять всѣмъ сердцемъ принесенный Имъ на землю Евангельскій Божественный Законъ любви къ Богу и ближнимъ.

Вотъ, гдѣ первоисточникъ всѣхъ тѣхъ ужасовъ, которые произошли на нашей Русской Землѣ, какъ предостерегали и предупреждали объ этомъ святитель Ѳеофанъ Вышенскій, св. праведный Іоаннъ Кронштадтскій и многіе другіе духоносные мужи и служители нашей Святой Церкви.

Исконный бунтовщикъ противъ Бога діаволъ продолжаетъ и дальше подстрекать на бунтъ противъ всякой законной власти, которая «отъ Бога» (Рим. 13, 1-2), пользуясь, какъ орудіемъ, клеветой, всѣхъ поддавшихся его вліянію и обольщенію.

«Клевещите, клевещите — все, что-нибудь останется», такъ гласила старинная французская поговорка. Вотъ, такъ и діаволъ чрезъ своихъ приспѣшниковъ постоянно сѣетъ клевету, въ разсчегѣ, что всегда найдутся люди, которые повѣрять клеветѣ, миръ среди людей будетъ нарушенъ, и начнется вражда и смута, чтó ему только и нужно.

Такъ была оклеветана прислужниками діавола и ихъ безумными послѣдователями Царская Семья въ Россіи, чтó и привело Ее къ такому трагическому концу въ ночь на 4/17 іюля 1918 года.

Такъ были оклеветаны и преданы смерти многіе и многіе тысячи и даже милліоны лучшихъ русскихъ людей, особенно ненавистныхъ діаволу.

Такъ были оклеветаны и звѣрски замучены десятки Епископовъ и тысячи священнослужителей Россійской Православной Церкви, начиная съ первомученика Ея Митрополита Владиміра. И чтó самое ужасное, какъ показываютъ факты, что діавольской клеветѣ и происходящей отъ нея злобѣ способны поддаваться даже тѣ, отъ которыхъ это совсѣмъ трудно было бы ожидать. Служители діавола искусной клеветой сумѣли распропагандировать даже низшихъ священнослужителей и монаховъ, подстрекнувъ ихъ къ бунту противъ своего начальства — законной Богопоставленной власти. Такъ, обыкновенно принято считать, что Кіевскій Митрополитъ Владиміръ палъ жертвой большевиковъ. Но разслѣдованіе показало, что большевики, какъ таковые, въ этомъ злодѣяніи, собственно говоря, даже не принимали никакого участія. Убили Митрополита распрорагандированные большевиками бандиты, приглашенные для этой гнусной злодѣйской цѣли нѣкоторыми монахами Кіево-Печерской Лавры, тоже поддавшимися большевицкой пропагандѣ и злобно-клеветавшими на своего Архипастыря, будто онъ «обираетъ» Лавру, которая получаетъ большіе доходы отъ богомольцевъ. А дѣло все было въ томъ, что каждый Архіерей въ Россіи, какъ это издавна было установлено Церковью, на полномъ законномъ основаніи, получалъ отъ каждаго монастыря своей епархіи извѣстную часть доходовъ на свое содержаніе и представительство. Но злобнымъ завистникамъ, распропагандированнымъ къ тому же безбожниками, это, конечно, не нравилось, и результатомъ этой бѣсовской зависти и клеветы явилось это звѣрское убійство 25 января 1918 года, которое положило начало кровавому истребленію другихъ Епископовъ и священниковъ и многихъ милліоновъ лучшихъ русскихъ людей, особенно ненавистныхъ безбожникамъ-большевикамъ, вплоть до самой кристально-чистой, благороднѣйшей Царской Семьй, Глава Которой былъ виновенъ только въ томъ, что Онъ былъ Помазанникомъ Божіимъ и являлъ Собою законную Богопоставленную Власть въ Россіи, «сдерживавшую», по выраженію святителя Ѳеофана, «безчинное шатаніе безбожниковъ».

Глубокой ошибкой было бы считать, что это злодѣйское убіеніе Митрополита Владиміра, положившее собою начало массовымъ убійствамъ на Русской Землѣ вплоть до нашей Царской Семьи, кладеть какую-то тѣнь на монашество вообще, какъ это хотятъ представить безбожники. Развѣ паденіе Денницы и съ нимъ цѣлой трети ангеловъ, ставшихъ злыми бѣсами, можетъ хоть сколько-нибудь опорочить и омрачить свѣтлый ликъ ангеловъ, оставшихся вѣрными Богу?

Конечно нѣтъ!

Точно такъ и зловѣщая личность Іуды-предателя не бросаетъ никакой тѣни на остальныхъ апостоловъ Христовыхъ и не порочитъ ихъ. Къ тому же огромное количество монаховъ стало у насъ мучениками за Христа, сохраняя вѣрность св. Церкви и ея вождямъ духовнымъ.

Но вышеприведенный нами фактъ лишь показываетъ, какъ опасно поддаваться злобно-враждебной лживой пропагандѣ и къ какому страшному злодѣянію можетъ привести «стадное чувство», не просвѣтленное благоразуміемъ. Вѣдь и самое распятіе Христово есть результатъ «стаднаго чувства» іудеевъ, неистово требовавшихъ смерти Того, Кому они совсѣмъ недавно кричали «Осанна!»

И до тѣхъ поръ, пока русскіе люди будутъ слушать внушенія врага Божія и клеветника-діавола, поддаваясь клеветническимъ навѣтамъ и наговорамъ его вѣрныхъ служителей и приспѣшниковъ, безплодно надѣяться на спасеніе Россіи и возрожденіе ея къ новой свободной жизни. Надо понять, что клевета можетъ только все, даже самое хорошее, разрушать, но ничего не способна созидать! И что всякій бунтъ противъ законной, Богомъ установленной власти есть дѣло діавольское. Пора всѣмъ намъ, хотя бы черезъ полстолѣтія послѣ такихъ страшныхъ, обрушившихся на насъ бѣдствій, понять это!

Источникъ: Архіепископъ Аверкій. Современность въ свѣтѣ слова Божія. — Къ 45-лѣтію священнослуженія и 25-лѣтію служенія въ Америкѣ въ Св. Троицкомъ монастырѣ. — Слова и рѣчи. Томъ IV. 1974-1975 гг. — Jordanville: Тѵпографія преп. Іова Почаевскаго, 1976. — С. 163-166.

Британский след в русской революции
Русская Вандея
rus_vandeya

Предлагаю вашему вниманию мое интервью Интернет ресурсу «Помни Россию»



Основные две версии Февральской революции 1917 года сводятся к следующим постулатам. Доведенные до отчаяния жители России вышли на улицы, и революция сама собой произошла. Конечно, кто-то не до конца выполнил свои служебные обязанности, кто-то преступно испугался, вот и получилось все как бы само собой. Сторонником такой точки зрения я бы порекомендовал посмотреть на Ливию. Там тоже все происходило само собой. А когда само собой не произошло как надо, то прилетали бомбардировщики и помогли событиям направиться в нужное русло.


Вторая теория говорит о том, что злая Германия, воюющая с Россией, произвела спецоперацию, в результате которой последняя вышла из войны. Опять мы видим полное несоответствие этой гипотезе истине. Потому что никто и никогда не записывал февральскую революцию в заслуги немецкой разведки. Ленин писал: Гучков плюс Милюков плюс иностранные посольства равно Февральская революция. Это было очевидно даже для Ленина, который находился тогда в Швейцарии. Германия к Февральской революции не имеет никакого отношения. Вот дальше она, конечно, начала играть в эти игры.


Революционные солдаты на Литейном в дни Февральской революции 1917 года


Но, давайте проанализируем: действительно ли революция может произойти сама собой? Я убежден, что нет. Люди не могут сами собраться на улице, повесить плакаты «Долой самодержавие!». Кто-то должен был нарисовать плакат, купить холст. Кто-то должен был подтолкнуть рабочих к действиям. Не бывает само собой организующихся шествий из тысяч людей. Они шли с лозунгами «Хлеба!», но голода никакого не было. Даже карточек в России тогда не было. Потом повесили новый лозунг — «Долой войну!» Что это за лозунг «Долой войну!», в которой уже миллионы русских солдат погибли? Это сепаратный мир заключать или сдаться немцам?


Утверждают — людей довели до отчаяния. А кто был в городе? Здесь были – гражданское население и гарнизон, куда призвали молодых парней, которым еще 18 лет не было. Это были новобранцы. Они стрелять не умели. Их направили в запасные гвардейские батальоны, для того чтобы сделать из них солдат. И вот этих людей, которые никогда не были в армии, не участвовали в боевых действия, вывели на улицы и приказали им стрелять в толпу. Они были к этому психологически не готовы и не могли этого делать. В результате пошло брожение. Можно долго говорить, как произошел февраль. Там был, конечно же, заговор генералов, желавших отстранить Николая II, который, с их точки зрения, вел Россию к военному поражению, потому что плохо руководил армией. Здесь был и заговор внутри семьи Романовых с целью поменять царя. Там очень многое переплелось. Но давайте поднимемся над всеми этими революционными событиями и вспомним историю. Для понимания этого используем аналогию.


Май 45 года. Фашистская Германия разбита союзниками — Россией, Англией, США. Практически то же самое, что и в первую мировую войну. Участвовала в разгроме Германии и Франция. Но Франция в 1940 году была оккупирована немцами. Две ее провинции Эльзас и Лотарингия Гитлер отделил и присоединил к Германии.


А теперь скажите, были ли нивелированы по итогам Второй мировой войны территориальные изменения, которые произвел Гитлер в Европе? Была ли восстановлена территориальная целостность Франции? Конечно. Эльзас и Лотарингию обратно отдали Франции. Восстановили суверенитет Франции над всей ее территорией. Восстановили Францию в том виде, в каком виде она была до 1 сентября 1939 года и до 22 июня 1940 года, когда она подписала капитуляцию. И это сделали союзники Франции, которые вместе с ней воевали против Германии. Возвращаемся в 1918 год. Россия вместе с державами Антанты воевала против Германии, которая эту войну в итоге проиграла. Державы Антанты восстановили Российскую Империю в ее довоенных границах? Нет. Как же так, ведь мы вместе воевали против Германии? Значит, все изменения, которые произошли, так сказать, с германской помощью, должны быть нивелированы. Та же Прибалтика, та же Финляндия, Закавказские республики получили независимость именно под эгидой Германии. И Германия создала из них марионеточные государства, которые уже потом перешли под протекторат Антанты


Если перенести логику Первой мировой войны на 1945 год, то мы должны были бы сказать: «Раз уж Адольф Гитлер присоединил Эльзас и Лотарингию, то так тому и быть. Извините, французы. Эльзас теперь будет немецким». «А почему?» «А потому. Международное сообщество так признало. Все». «Извините, чехи. Никакой Чехословакии больше нет, и не будет. Потому что когда-то по Мюнхенскому сговору половину вашей страны отдали Гитлеру. Его уже нет, но ничего менять нельзя». Абсурд? Абсурд.


Сам факт невосстановления России ее победившими в Первой мировой войне союзниками вызывает огромное удивление. Как такое может быть? Но если мы поймем, что идеей и основной целью Первой мировой войны как раз и было столкновение между собой двух конкурентов Англии — Германии и России для взаимного уничтожения, то все становиться на свои места. Конечно, нельзя восстанавливать целостность России. Тогда все загадки, например, гражданской войны становятся понятными. Почему, например, никто из Антанты никогда не признал ни одного белого правительства. Только правительство Врангеля за неделю до эвакуации. Почему? Потому что это признание влекло за собой: во-первых, необходимость передать золотые активы России, так называемое царское золото, которое нам до сих пор никто не вернул, во-вторых обеспечение участия России в переговорах в Версале. Ведь в Версале не было представителей России – ни красных, ни белых, ни зеленых, никаких. Получилась уникальная ситуация: мы воевали на стороне победителей, а оказались на одной скамейке с проигравшими. Как такое может быть?


И вот если с этой точки зрения посмотреть на революцию, то ее автор очевиден. Потому что в любом случае итоги русской революции, если ее автором была Германия, должны были бы быть ликвидированы Антантой после поражения немцев. А поскольку они согласились со всеми этими итогами, то ответ на вопрос «Кто устроил революцию в России в 1917 году?» сегодня однозначен – Антанта и, в первую очередь, Великобритания. Я уже не говорю о сотнях других фактах, которые я изложил в своей книге «1917. Разгадка «русской» революции».


В этой связи очень трагичной предстает судьба русских эмигрантов. Ведь они уехали в те страны, которые и были авторами революции. Т.е. они получили прибежище в стане тех, кто убил их родителей, лишил их крова, Родины, имущества. Вот в чем трагедия. И судьба эмигрантов, конечно, была незавидна. И Запад им совершенно не помогал. Яркий пример — эвакуация войск Врангеля из Крыма, англичане были категорически были против нее. Не выделяли никого продовольственного обеспечения. Только после того как Врангель заложил корабли англичанам, они начали кормить эмигрантов армию и гражданских лиц! Потом «союзники» забрали весь русский флот. Уже после его стоянки в Тунисе — в Бизерте. Между прочим, орудия с наших гигантов — дредноутов антантовцы передали Финляндии. И русский пушки еще постреляли по русским войскам во время зимней войны с финнами.


Все время мы видим со стороны «союзников» желание уничтожить русскую мощь, русскую армию. Здесь и попытки разорвать единство русской армии в Галлиполи. И французы, и англичане постоянно призывали солдат и офицеров куда-то уехать, не слушаться начальников. Зачем, вот же готовая армия для борьбы с «кровавыми большевиками»? Помогите только ей. Нет, наоборот старались распылить эту армию. Потому что восстановление единой России никогда не входило в их планы.


Чем отличается верная теория от неверной? Неверная теория может объяснить не все факты, но большинство из них на протяжении очень короткого промежутка времени. Например: революция 17-го года произошла, потому что народные массы были доведены до отчаяния и голодали. Все, объяснили. Дальше хаос гражданской войны, кто-то победил. Но вот 41 год. Голод в Ленинграде. Те же немцы наступают. А революции нет. Когда люди голодали больше: в блокадном Ленинграде, где умер миллион человек, или в 17-м году? Ленинградцы должны были взбунтоваться и выйти на улицы. Но они не вышли, не взбунтовались. Где логика? Почему не было восстания против советской власти? Во-первых, потому что советская власть знала, каким образом производятся революции и всех горлопанов-главарей, кто контачил с западными разведками, в 37-38 годах извела. Во-вторых, одного фактора физических страданий оказалось недостаточно, чтобы люди вышли на улицы. Их туда никто не вел. Никто не нарисовал плакат «Долой самодержавие!» (в данном случае, советскую власть) и «Долой войну!». Потому что знал, что их в первой подворотне расстреляют на месте. Мы видим, что неверная теория не объясняет аналогичных событий, только еще более трагических. Потому что какой-то фактор забыт. И вот этот фактор и есть внешнее вмешательство. И он очень существенный. Очень часто – главный и решающий.


Посмотрите, Временное правительство было признано мировым сообществом практически сразу. А семья Николая II удивительным образом не смогла уехать в Англию, так как Англия отказалась их принять. Потому что живой царь – это потенциальная возможность восстановления России. Кстати, Николай даже не отрекался от престола. Это вранье. Сейчас об этом можно говорить с огромной вероятностью. Единственный официальный документ об отречении Николая в архиве называется «Телеграмма начальнику генерального штаба», на нескольких телеграфных бланках, склеенных вместе.


Картина П.Рыженко «Прощание с царским конвоем»


Никакого другого документа, на котором бы было написано отречение государя, не существует. А есть эти непонятные бланки, подписанные карандашом. Что Николай никогда в жизни не делал. Это некий набросок телеграммы, которая отправлялась куда-то. Я абсолютно убежден, что на Николая было оказано серьезное давление. В результате чего де-факто было объявлено об его отречении, когда согласия его еще не было получено. А после кому он мог это рассказать? Собакам и конвою? Это, кстати, объясняет, почему его необходимо было убить.


Но есть и другая ситуация, аналогичная этой, где отсутствие отречения является доказанным фактом. А именно, в ноябре 1918 года кайзер Вильгейм не отрекался от престола, а об этом уже было заявлено. Он отрекся от престола через 3 недели после того, как об этом было объявлено. То есть та же самая ситуация. Кто организовал революцию в Германии? Британская разведка. А сценарий такой же, как и в России. По аналогии. Так кто же организовал тогда революцию в России? Конечно, британская разведка.


На самом деле те, кто непредвзято и глубоко начнут изучать историю русской революции, сразу увидят там английский след. Вот, например, эпопея адмирала Колчака. Он, собственно говоря, пошел на сотрудничество с британской разведкой, поступил на королевскую службу. Именно поэтому его назначили верховным правителем Сибири. Как это было сделано? Сначала адмирал уехал в Англию, затем в США. Потом поступил на службу. Затем его отправили в Азию, после на КВЖД. Возникает ощущение, что британцы выжидают, ждут подходящего момента, чтобы задействовать Колчака. В конце концов, его направляют вместе с английским генералом А.Ноксом (этот генерал много поработал над успехом Октябрьской революции) во Владивосток, а оттуда поездом в столицу белой Сибири — Омск. Кстати, позднее за генералом Ноксом в Сибирь пожаловали и другие представители «союзников», в частности французский генерал Жанен.


Квартиры» семейных офицеров в Галлиполи


Колчак не имеет никакой должности, он частное лицо. Тем не менее, его на собрании Всероссийского Временного правительства назначают военным министром. Еще через две недели это правительство разогнано, и Колчак становится верховным правителем. Вы подумайте: в Сибири и адмирал! Где ему там свои знания применять?


У него не было ни команды, ни партии. Не было какого-то неслыханного авторитета. Он был лишь одним из талантливых полководцев. К тому же – «морским полководцем». Не более того.


Англичане играли и на одной стороне, и на другой. Вот в чем ужас ситуации. Они подготовили две России. «Разделяй и властвуй». Россия красная – это большевики, которые были в прямом контакте с английской разведкой. И Россия белая, во главе которой стоял Колчак, тоже в прямом контакте с английской разведкой. Дальше они предложили заключить мирное соглашение, провести конференцию на Принцевых островах и поделить Россию пополам. Большевики сразу согласились – для них, что один Брестский мир, что второй. Они были политиками. А вот Колчак проявил принципиальность, как военный, как русский патриот, но, конечно, как близорукий политик. Англичанам надо было выбирать какую-то одну силу. Одна говорит: «Мы Россией не торгуем», а другая — «Да, пожалуйста». Так к какой же стороне склонились симпатии англичан? Конечно, красных.


Адмирал А. В. Колчак (сидит) и союзники» — глава британской миссии генерал А.Нокс и английские офицеры на восточном фронте, 1918 год


После этого помощь и поддержка англичан направлялась именно красным. А Колчака сознательно угробили. Наступали не в ту сторону, привозили не те снаряды, не того калибра. О том, как это делалось, очень красноречиво написал выдающийся русский писатель А.Куприн в своей книге «Купол святого Исакия Далматского». Куприн, правда, был в другой белой армии, но суть происходящего была похожая. Северо-западная армия Юденича наступала на Петроград и великий русский писатель Куприн сам видел, как англичане буквально умерщвляли эту армию. Например, винтовки, которые поставляла Англия, после третьего выстрела заклинивало. Пулеметные ленты не подходили к пулеметам. Пропеллеры не крепились на самолеты. А для танков присылали не те гусеницы. Снаряды пушек не взрывались. Это все пишет Куприн. Это факты.


Самый вопиющий случай, когда накануне решающего наступления армии поступил очередной груз. Там вместо оружия были фехтовальные принадлежности: рапиры, шпаги, нагрудники и маски. Случайно? Их привезли из Англии через море. Пароход полный рапир и масок, вместо винтовок и патронов.


Колчак сотрудничал с англичанами – это безусловный факт. Но на определенном этапе он понял, к чему это все ведет, и проявил принципиальность и патриотизм. Поэтому я к нему отношусь с уважением. Именно он отказался передать англичанам золотой запас. И они его вынуждены были уничтожить, чтобы легитимно забрать эти деньги. Потому, что без его смерти это сделать было невозможно, поскольку Колчак распоряжался деньгами единолично.


Сделано это было очень нехитрым способом. Англичане инициировали эсеровские выступления в тылу колчаковской армии. В Иркутске началось восстание Политцентра. Что такое Политцентр? Это эсеры, меньшевики, плюс чуть-чуть большевиков. Силы колчаковских войск и политцентра были примерно равны, начались уличные бои. В этот момент комендант Иркутска решил применить артиллерию, чтобы подавить это восстание. К городу приближался поезд Колчака и поезд с золотым запасом.


В это время генерал Жанен, который командует всеми иностранными войсками, в том числе чехословацким корпусом, запрещает белым вести артиллерийский обстрел восставших эсеров. На помощь белым к Иркутску атаман Семенов отправил два состава с солдатами и бронепоезд. Их прибытие покончит с мятежом – колчаковцы победят. Тогда чехи сбили один из бронепоездов с рельс, а вагоны с белыми – окружили и их разоружили. После чего открыли огонь из пулеметов по иркутским юнкерам. Т.е. они сделали все, чтобы в Иркутске победил Политцентр.


Памятник А.В.Колчаку в Иркутске


К этому моменту к Иркутску подошел поезд с Колчаком. Но по распоряжению Жанена поезд в Иркутск не пустили, поскольку там его могли взять под охрану верные Колчаку части. Вместо этого через две недели Колчак был передан в руки представителей эсэровского Политцентра. Марионеточного, дутого образования, который буквально через неделю растворился, как сахар в стакане кипятка. В городе появились большевики и без боя и сопротивления взяли власть, а Политцентр был, и вдруг его не стало. Но именно Политцентр арестовал Колчака, допрашивал его и отдал распоряжение расстрелять. Не большевики, а именно эсэры, которых защищали «союзники» и выступления которых не дали Колчаку возможности подавить.


И обратите внимание на такой факт. Есть книга «Протоколы допроса Колчака». И как только Колчак начал рассказывать, как и с помощью кого он стал верховным правителем, – его тут же расстреляли. Там всего три странички событий, после его прихода к власти…


Надо знать правду о катастрофе 1917 и 1918 годов, когда российская государственность была разрушена и начиналась с нуля. Через мучения, кровь мы вышли из этой страшной ситуации и восстановили страну. Но незнание истории может вернуть нас туда вновь.


20 лет российской истории – ничтожный отрезок времени по историческим меркам. Та же Германия потратила 45 лет после Второй мировой войны на восстановление территориальной целостности. Конечно, нам хочется, чтобы все происходило побыстрей. Не в соответствии с ленинской работой «Шаг вперед, два шага назад», а так, чтобы три шага вперед и ни одного назад. Но мы должны понимать, что положение, в котором сегодня находится Россия, — сложнейшее. И восстанавливать суверенитет Россия будет не быстро и трудно.


Борьба не закончена, поскольку в ней нет ни начала, ни конца. Она продолжается. Просто начался очередной раунд.


 Источник:  «Помни Россию»





Источник: блог Николая Старикова

ntest (Страница 1) — Test forum — Русская Вандея
Русская Вандея
rus_vandeya
ntest (Страница 1) — Test forum — Русская Вандея

тестовые темы...
Русская Вандея
rus_vandeya
Обоснованность рассмотрения Белого Движения как духовно-религиозного феномена русской истории связана в первую очередь с тем, что его главного противника, большевизм, следует воспринимать прежде всего не как политическую идеологию и не как экономическое учение, которое по каким-то причинам овладело массами, но главным образом как величайший духовно-исторический соблазн, который, к сожалению, сумел овладеть умами значительной части русского народа. 
В истории многих народов в XX в. та или иная идеология становилась не просто временным заблуждением, но тем, что можно было бы назвать духовно-историческим соблазном. Однако история России XX в. демонстрирует нам то, что кажущаяся утопической политическая система, выработанная даже вне пределов России, получает статус своеобразной религии, которая овладевает массами. 
Глобальный утопизм большевизма является проявлением именно этого стремления данной идеологии выступать в качестве новой религии. Но религии, в которой отсутствует Бог. Тоталитарный характер большевизма, его стремление овладеть умами, сердцами, всеми сторонами жизни народа является проявлением намерений коммунизма утвердить в народе новую, обезбоженную и, вместе с тем, обесчеловеченную псевдоцерковь, которая в условиях секуляризованного общества XX в. принимает характер тоталитарного государства.

Русская Вандея
Русская Вандея
rus_vandeya

Давняя трагедия

"Русской Вандеей" обычно называют казачий Дон, но Тамбовщина заслуживает этого имени не меньше.

Спорить о корректных правовых и исторических терминах можно долго, но очевидно одно: 90 лет назад там произошла страшная трагедия.

Три причины ставят ее на особое место даже на общем фоне жестокой Гражданской войны.

Во-первых, применение против граждан собственной страны химического оружия. За всю историю, кроме ленинцев, на такое пошел только Саддам Хусейн.

Во-вторых, массовое взятие и убийства заложников, которое все цивилизованное человечество считало военным преступлением, как минимум, с XVIII века. В 1907 году оно было официально признано таковым Гаагской конвенцией. Причем это было не эксцессами отдельных командиров, а официальной политикой государства, сформулированной в постановлениях и приказах.

В-третьих, подавление восстания произошло уже после Гражданской войны, которая официально закончилась в декабре 1920 года эвакуацией армии Врангеля из Крыма. Большевики воевали с трудовым народом, а не с "эксплуататорами".


?

Log in

No account? Create an account